Главный редактор «Украинской правды» Севгиль Мусаева о том, как издание творит страну

Севгиль Мусаева возглавила главный политический сайт страны осенью 2014 года. К тому же она работала в деловых медиа «Дело», «Власть денег», «Forbes Украина» и в собственном онлайн-проекте Hubs. Работу «Украинской правды» Севгиль сравнивает с марафоном. Говорит, что издание призвано создавать повестку дня в Украине и, собственно, новую страну. Говорим о том, при каких обстоятельствах УП позволяет себе editorial, материал стал для Севгиль личным кризисом и об изменениях, которые ждут издания в новом году.

Севгиль, вы говорите , что УП - это медиа, которое «убивает мух и министров». Ранее вы работали в деловых изданиях. Как чувствуете себя теперь, возглавляя медиа, которое фактически является игроком политической арены?

Работа в деловых изданиях помогла мне понять, за что на самом деле в этом государстве соревнуются. Ведь борьба за политическое влияние - это прежде всего борьба за распределение ресурсов и перераспределение бюджетов. Мой опыт помогает понять, каким образом олигархи получают политические дивиденды, почему они удерживают политические партии и как перераспределяют финансовые потоки.

Одна из миссий в стратегии УП к 2018 году - «создание новой Украины». По вашему мнению, роль медиа заключается в создании государства?

Роль медиа заключается в формировании общественного дискурса, особенно в молодых демократиях, как Украина. УП сделала много для утверждения свободы слова в нашем государстве. Также мы приобщаемся к созданию государства, формируя новые правила игры. Например, УП свое время критиковала кнопкодавства. Сейчас это дало свои результаты. Так же мы требовали открытых деклараций государственных служащих и политиков. Когда надо было провести целое расследование, чтобы получить декларации первых лиц, как это делал Сергей Лещенко. Сейчас же электронное декларирование является обязательным для всех служащих и политиков.

УП выпускала editorial-тексты, которые отражали общую позицию всей редакции. В какой ситуации вы можете себе это позволить?

Кто-то из редакторов говорит, что определенная тема заслуживает editorial. Тогда высказываются все члены редакционного круга. Так было с текстом о безвизовом режиме и с текстом о лишении гражданства Саакашвили .

Мы можем высказываться по вопросам, которые считаем негативными для государства и общества. Например, так было с законопроектом, который фактически уничтожает антикоррупционные органы. Мы высказываемся против законопроекта, потому что борьба с коррупцией - это обязательство Украины перед международным сообществом. Мы считаем негативным процесс лишения гражданства. Дело не конкретно в Саакашвили, а в избирательном правосудии. Согласно нашей стратегии, мы всегда отталкиваемся от защиты прав человека.

Поводов писать editorial-тексты с каждым днем ​​становится все больше. Мы, однако, не делаем это слишком часто, чтобы такие тексты не теряли вес.

Вы делаете смелые публикации. Достаточно загадать интервью с Эдуардом Ставицким , бывшим министром правительства Азарова, который скрывается от правоохранительных органов. Но отзывы на такие материалы не всегда положительные. Насколько далеко вы готовы зайти в создании таких публикаций?

Материал из Ставицким - это мой личный кризис. Мне жаль, я пыталась выполнить свою работу максимально объективно и честно, а потом потерпела давления со всех сторон: и с Украины, и из-за рубежа, и из окружения Ставицкого. Меня осуждали люди, которые даже не читали интервью. А Ставицкий сделал обо мне заказной пятиминутный сюжет с искажениями и ложью. В таких ситуациях я ориентируюсь на результат. Это интервью прочитал около восьмидесяти тысяч человек. Писал такие материалы, рассчитываю на умного читателя, который сделает выводы сам.
В работе нужно ориентироваться и на критику. Но когда еще до появления интервью говорят, что это предательство и я - предательница, я советую сначала прочитать, а потом делать выводы. Поэтому я отстаиваю свое право разговаривать со всеми и показывать, что люди меняются или не меняются.

УП возглавляет рейтинги соблюдения журналистских стандартов. В то же время это СМИ, куда придут по новости в чрезвычайных ситуациях. Как вы балансируете между скоростью и качеством?

Нам нужно быть и быстрыми, и качественными. Иногда скорость мешает качества. Этот вопрос профессионализма редакторов новостной ленты и выпускающих редакторов. Мы стараемся учиться на своих ошибках и больше их не повторять. Конечно, есть редакционные правила, которые мы применяем каждый день, но некоторые решения принимаются в процессе.


« Ранее Как работает международная платформа поиска журналистов HackPack

Далее » Какие приемы помогают Ольге Кашпор с «1+1» делать социальные репортажи





Вы информируете или создаете повестку дня?

Сейчас больше информируем. Мы все находимся в очень токсическом информационной среде, поэтому реагируем на происходящее, и предоставляем объективную информацию. Но в ближайшее время планируем уделять больше внимания созданию повестки дня.

УП пришлось пережить немало сложных моментов за то время, пока вы главной редактором. Как это повлияло на редакцию?

Если говорить об убийстве Павла Шеремета, то мы до сих пор в стрессовом состоянии. Мы переживаем события, которые происходят в стране, но работаем дальше. Существует понятие отложенных эмоций. Так вот, наша редакция живет отложенными эмоциями. Очень часто журналист отработал тему, приходит домой и только тогда осознает ужас, который случился в течение дня. У меня так было, когда в оккупированном Крыму во время обысков умерла Веджие Кашка, ветеран Национального движения крымских татар. Я знала ее лично. На информационный поток нужно реагировать: делать новости и редактировать тексты. Вечером я пришла домой, начала листать ленту и вспомнила наши с Веджие встречи: тогда уже накрыло эмоционально.

Обстрелы, смерти, убийства - это Информационный ужас, в котором мы живем. Можно быть крутым редактором, но в первую очередь все являются людьми.

Вы заявляли, что журналистов Украинской Правды прослушивают. Зачем?

В первую очередь это способ запугивания. Я не понимаю, зачем мне передали конверт с расшифровками прослушивания. Чтоб мы почувствовали, что Big Brother is watching you? Возможно, для того, чтобы противодействовать определенным публикациям или запугать нас. Некоторые люди в редакции очень переживали, но были и такие, которые решили работать еще больше. Если журналист чувствует призвание, после таких запугиваний он найдет в себе силы пойти дальше.

За период вашего редакторства УП укрепилась институционально. Издание перестали воспринимать как чисто политическое. Каких изменений ждать дальше?

Мультимедийности. Мы начали делать видео, будут появляться мультимедийные проекты и графика. Хотим улучшить отдел нативной рекламы. Наша задача - задавать тренды на медиарынке. Мы это делаем и сейчас, но хотим не только формировать повестку дня, но и применять новые мультимедийные инструменты. Стремимся быть не только самым влиятельным изданием, но и современным. © newsgg.org
По этой ссылке вы узнаете, какая Зарплата строителя (подробности).