Наталья Седлецкая: Пять вызовов для журналистов-расследователей

В программе журналистских расследований «Схемы» рассказывают о махинациях высших должностных лиц страны. По материалам некоторых расследований открывают уголовные производства. Журналистов-расследователей, однако, пытаются свести в заблуждение ложной информацией, предлагают деньги, чтобы только они не копаться в незаконных сделках властной и предпринимательской верхушки. Редактор и ведущую «Схем» Наталью Седлецкую пытались подкупить только один раз, но тщетно. О ежедневных вызовы украинских журналистов Наталья рассказала на лекции в Украинском католическом университете.

От вас всегда будут пытаться скрыть правду. При президентстве Януковича в СМИ царила цензура. Говорить что-то против него было невыгодно или даже опасно. Лишь несколько журналистов говорили о незаконных действиях президента. Например, что он наворовал на целую резиденцию, закрыл ее километровым забором, чтобы никто ничего не мог увидеть. Дронов тогда еще не было, и, как мы потом узнали, у работников резиденции каждый раз на входе забирали телефоны, чтобы они не могли ничего фотографировать. Никто не представлял, как выглядит президентское имение.

В 2012 году в сети появилось фото из кабинета Януковича в его резиденции. Журналисты сразу обратили внимание на одну деталь - настольную лампу - и выяснили , что она стоила более 10.000 долларов. Понятно, что у президента не было бы денег на эту лампу, если бы он жил только на зарплату. И как оказалось потом, лампа, по сравнению со всем награбленным - лишь капля в море.

Пока украинцы получают информацию из закрытых, цензурированных СМИ, никто полностью не понимает, что происходит украинской политике. Почему одному человеку удавалось годами обманывать и обворовывать своих граждан? Почему так долго люди знали только об одной лампу? Как журналистка я стараюсь на всю украинскую политику смотреть сквозь призму этой истории с лампой. Каждое разоблачения - это лишь один маленький эпизод в общей картине правды.

Вас будут пытаться подкупить. Честный журналист в украинской политике - еще чужеродный субъект. Как это - нельзя договориться? Как это - нельзя заплатить журналисту, чтобы снять материал с эфира?

Однажды, работая на телеканале TVI, я прочитала в газете «Зеркало недели» материал о закупке нефтяных вышек за бюджетные деньги с переплатой на сотни миллионов долларов. Начала делать об этом расследование, которое впоследствии стало известно как башни Бойко. Юрий Бойко тогда был министром топлива и энергетики.

Я мало кому об этом рассказывала, но тогда мне впервые (и последний hfp) предложили деньги, чтобы не снимать этот сюжет. Пришли люди и сказали: «Ты знаешь, нам уже удалось купить других журналистов, поэтому ты просто назови сумму, мы тебе заплатим». Тем не менее, я сняла целую серию материалов о башне Бойко, получила свидетельство лиц, принимавших участие в этой махинации. Сейчас часть этих материалов стала основой официального расследования.

Однако многие журналисты работают в условиях, когда не могут принимать самостоятельные решения. Особенно это касается крупных телеканалов. Уровень самоцензуры, который существует у журналистов олигархических изданий, угрожающий нашей профессии. Так же как и отсутствие цеховой солидарности. Каждая заказная статья, каждый снятый с эфира сюжет - это моральное преступление журналиста перед зрителями. Говорят, что журналистика - первый черновик истории. Представитель СМИ, который участвует в искажении реальной картины настоящего, уменьшает шансы на лучшее будущее.

Иногда вы рискуете задеть чью-то частную жизнь. В расследовательских программах приходится решать много морально-этических дилемм. Одна из них - граница между частным и общественно важным. Во время подготовки материала о бывшем генпрокуроре Викторе Шокине мы обнаружили, что у него есть гражданская жена и маленький ребенок, которому принадлежало всяческое элитное имущество. Например, виллу в Праге Шокин записал на эту женщину. Ребенку на тот момент было всего два года, а он на него оформил огромное имение под Киевом. По декларации же у экс-генпрокурора не было ни семьи, ни нажитого имущества. Перед выходом сюжета мы долго думали, как опубликовать эту информацию, не навредив ребенку.


« Ранее «Учителя и ученики часто страдают от комплекса неполноценности»: педагоги из сел ...

Далее » Как Scrum помогает бизнесу быть эффективным





Вас будут обвинять в необъективности. После запуска «Схем» нас прежде пытались сбить с толку, дезориентировать. Привычной стал тезис «Если ты пишешь что-то против президента, значит, работаешь на Россию». Это типичная технология Банкового постмайданного периода, которую, пожалуй, больше на себе ощутили именно журналисты-расследователи. Мы - не критики президента или его оппонентов, а они нам не враги. Просто мы исповедуем ценности объективной журналистики, которая служит гражданам и стране в целом, а не конкретной сегодняшней власти.

Недавно на наших журналистов завели уголовное производство по инициативе Виктора Медведчука. Он обвинил нас во вмешательстве в его личную жизнь, когда журналист Михаил Ткач с оператором Кириллом Лазачевичем снимали его прилет у терминала киевского аэропорта. В условиях закрытого неба между Россией и Украиной только самолет Медведчука может летать напрямую. Как объяснили нам в СБУ, такое исключительное право он получил, поскольку занимается освобождением украинских военных.

Наша съемочная группа зафиксировала, что Медведчук летает в Россию вместе с бизнесменами, которые сейчас скупают российские активы на территории Украины. Возможно в России он решает вопрос не только освобождение военнопленных, но и передачи бизнеса. Снимать такие перелеты - общественно важно? Мы считаем, что да. И готовы доказывать это перед судом.

Вас будут пытаться использовать в борьбе против своих оппонентов. Большинство тем для расследований мы находим сами, разрабатываем гипотезы. Но иногда бывает, что темы поступают извне. Мы очень редко берем информацию из таких источников, ведь иногда журналистов могут использовать как инструмент в борьбе против своих политических соперников. Если и учитываем такую информацию, то всегда стараемся исследовать, почему она попала к нам и кому это может быть выгодно.

Также мы всегда исследуем и источник. Освобождаясь от должности председателя СБУ Валентин Наливайченко забрал с собой немало компромата на Петра Порошенко, который затем предложил журналистов-расследователей. Материалы, которые он нам предоставил, действительно были общественно важными. Однако опубликовать расследования мы смогли только после тщательной проверки. А потом провели и отдельное расследование о самом Наливайченко: нашли у него имущество непонятного происхождения, подозрительные бизнес-связи. Никто не мог упрекнуть, что мы работаем на него. Спасение в балансе. И большое счастье, когда можешь сказать, что ты - независим. © newsgg.org
По этой ссылке вы узнаете, какая Зарплата адвоката (подробности).