Гаська Шиян и поэтесса Любовь Якимчук говорят о любви

Любовь Якимчук: Ничего важнее нет, чем то, о чем мы сейчас говорим. Это касается нас. Мы думаем о себе как о конкретном человеке - эгоистично о себе думаем. Я все-таки призываю так эгоистично о себе думать хотя бы время от времени. Для того по крайней мере, чтобы как-то нормально существовать в этом мире.

Есть известное физиологическое определение о любви как набор определенных реакций между определенными партнерами. Это то, что человеку как части животного мира нужно, чтобы выживать в этом мире. Потому что мы все-таки сначала животные, не мыслю про высоких категории и понятия. Наше ощущение себя - это первое, что у нас есть. Мы хотим есть, хотим любить, мы хотим спать. То есть у нас есть основные базовые потребности, которые мы имеем удовлетворять. Любовь находится, если говорить о пирамиде Маслоу, на нескольких уровнях. По тому, где о формировании семьи, связей, так и на базовом, где о сексе. То есть любовь - это даже чуть больше, чем еда. Это то базовое, без чего не может больше быть никаких надстроек, культурных, духовных и тому подобное.

Гаська Шиян: В моей первой книге есть цитата, где пара после секса лежит и парень говорит: "Если бы все любили запах спермы так, как ты, то было бы меньше войн". То есть это те базовые вещи, которые доминируют над проблемами, которые люди создают. Но состояние, которое я больше всего ненавижу, - это состояние влюбленности. Такой роковой влюбленности, травматического, которая тебя поедает. Я считаю вообще преступлением то, что литература и другие виды искусства столько лет это воспевают. То есть мы, в принципе, с детства растем с пониманием и с навязчивой мыслью, что это надо пережить в жизни, хотя бы раз, а лучше - больше! Эти любовные страдания, чтобы у тебя сердце разрывалось и так далее. Я могу тебя винить, что ты причастна к этому преступлению: мифологизации и воспевание этого чувства или представления?

Любовь Якимчук: Я вышла как раз в последнее время с максималистского своего - видимо, даже подросткового - состояния: я не мифологизирует и не воспеваю. В последнее время я пишу о различных физиологические вещи, связанные с любовью. Связанные с нашим существованием - о комплексах, которые тоже очень связаны с любовью. Но я не согласен с тем, что влюбленность нас пожирает, что я становлюсь непродуктивной. Для меня это хорошее состояние, даже абсолютно нормальный. Состояние, в котором мне комфортно, в котором я не выпадаю из жизни. Я могу работать и еще чувствовать себя счастливым. Я бы даже хотела смочь чувствовать себя влюбленной всю жизнь.

Но мне речь идет не о влюбленности ради влюбленности. О нормальных отношениях двух людей, у которых одному и другому хорошо. Я не вижу смысла влюбленности, любви без ответа. Это даже любовью нельзя назвать. Это какая-то психическая проблема, которую люди почему-то называют любовью. Меня раздражает этот романтический пафос и радуют стихи, которые его разбивают. Я люблю приземлять и балансировать, строить текст на пределе, именно с помощью физиологизмом очень простых.

Гаська Шиян: Ты эту тему задеваешь по касательной, хотя она как раз является базовой. Нас с детства учат определенных вещей, особенно девочек, учит религия, общество, тем больше в таких консервативных сообществах, как мое, львовское, галицкий. Здесь накладывается христианство и секс в "Советском Союзе". Это все микс превращается в нечто такое, что мешает людям нормально жить половой жизнью. Мешает молодежи исследовать себя и изучать свои тела. В английском языке эта очень классная фраза: make love. У нас учат, что сначала ты человека познать, то есть понять, что это твой человек, а потом уже с ней переспать. А make love нравится тем, что у тебя может быть с человеком уже некоторое время физический контакт.И все у вас классно в этом плане. Так вы бы ту любовь вытесывает. В этом сексе рождается любовь. Базовое - это эмоциональная привязанность, это близость некая духовная или все-таки базовый - секс и тогда надо выстраивать все остальные?

Любовь Якимчук: Во-первых, о консервативное общество, которое накладывается наше представление о любви. У меня не было сильной позиции церкви. Церкви вообще не было в том месте, где я жила, - в Первомайске Луганской области. Кроме того, не было каких-то таких комплексов, которые нам часто передают наши родители. Моя мама мне читала книгу о любви и сексе, когда мне было 11 лет. Она тоже рассказывала, какие бывают отношения.Старалась рассказать о месячных так, чтобы это не было травматическим опытом, чтобы не было трагедией для меня. Потому что ее никто не предупредил, для нее это было чем-то ужасным.

Она думала, что она уже умирает. Поэтому меня она к этому готовила. Не было таких проблем, хотя были вещи, связанные с бабушкой, которая выражала свой взгляд, довольно консервативный, на это все. Думаю, если смотреть на различные части нашей страны, то все будет выглядеть несколько иначе. Во Львове влияние церкви является сильнее, это более консервативный мир. В Киеве, где я теперь живу, все выглядит совсем не так. Церковь здесь не играет такой большой роли, это более современное общество. Это нормально: у нас есть и такие, и такие общества. Есть баланс, разница, это нормально, это интересно.

Если говорить о любви - о формировании парных связей. Если говорить даже физиологически, то эмоциональная связь и секс - неотъемлемые. Потому что это регулируется одними и теми же гормонами. Дофамин, который закрепляет положительное реагирования на твоего партнера.Это все одно. Оно связано. Я не понимаю, как это можно разъединять. Если не складывается в чем-то одном, то и в другом тоже не будет состоять, ибо одно. Это мы так искусственно, "культурно" все привыкли разделять. Думаю, что все-таки это еще с эпохи романтизма. Когда они поделили физиологическое и культурное, эмоциональное восприятие другого человека и воспели только одно, презрев другим. С годами менялось отношение, но разрыв произошел. Не было точных знаний о том, что такое любовь. Сейчас есть уже много исследований, которые пытаются объяснить, как это работает: просто, точно и ясно. Они показывают, что это все - один процесс, его разрывать невозможно. То есть если не складывается привязанность, то и в сексе тоже не будет складываться, и наоборот, оно все взаимосвязано.

Гаська Шиян: Когда у тебя появляются какие-то отношения с иностранцами, ты видишь, как легко эти ребята пользуются презервативами. Ты видишь, что их научили однажды это делать с огурцом и бананом в школе и все ок. Я росла в 90-х, и я помню, что для ребят нашего поколения - это было просто унижение. "Типа как это, я буду использовать презерватив?" Все это заканчивалось тем, что народ "залетал" в 19 лет. Ну ясное дело, тут галицкий консерватизм, общество не оставляло особого выбора, как сразу идти к браку, каяться перед священником за все свои грехи, чувствовать вину. Я здесь могу рассказывать множество смешных историй.Например, одна моя подруга очень любит рассказывать одну такую. Как она встретила парня, у них произошел такой классный сразу связь. Вроде все было: и прекрасный секс, и взаимопонимание. Ну и когда наступила их первая ночь, она ему сделала минет.

Чувствовала она, что это лучшее, что может сейчас сделать. И все было классно, чувак был в восторге, а на следующее утро он проснулся со слезами на глазах и сказал: "Боже, я думал, ты станешь мамой моих детей". Хорошо, что у нее до того были отношения, и поэтому не почувствовала себя после того "шлюхой", что все "разрушила свое будущее". Могла адекватно воспринять, что, видимо, все-таки не все совпало.

Я понятное дело, что Украинская хватает сексуального воспитания. Не хватает умения правильно пользоваться контрацепцией, умение экспериментировать со своим телом. Не хватает понимания, что это твое тело, ты должен знать, что тебе нравится, и даже ты учить партнеров, это тебе нравится. Потому что если не подходит именно такой секс или танец - надо уметь вовремя "встать и выйти".

Любовь Якимчук: Я даже думала о том, что бы сделать с нашими школами, чтобы дети получали ту нужную информацию о нашем теле. Потому что человек - это единственное животное, которое может понимать, как работает собственное тело. И не только о сексе, об этих органах, а о теле в целом. Люди очень много не понимают, о ЛГБТ в частности. Просто не понимают, что есть вещи, которые обусловлены генетически. Преимущественно это все не вопрос культуры или духовности, чего люди не понимают, потому что не знают биологии.

Гаська Шиян: Ты придумывала себе любовь? Потому что есть люди, которые даже с возрастом не меняются. Продолжают себе конструировать объект, уверенно наделяют кого избранное симпатичного теми чертами, которые они хотят в нем видеть. Так же наделяют этими чертами их вымышленные отношения. Если говорить о писателях, то часто именно эти к такому подвержены. Они таким образом любят искать вдохновение. У тебя были такие опыты?

Любовь Якимчук: Ну конечно, я же была подростком, как и все. Я имела то тренироваться. Выбирала какого-то парня, который мне нравился, конструировала это все и страдала. Пока не поняла, что надо положить конец страданиям и наконец делать какие-то настоящие, реальные отношения. Но такая, как сейчас, я всегда ни была . © newsgg.org