Юрий Дмитрук: когда сформировали батальон «Волынь» вы не сразу поехали в АТО

Единственное за что я переживал, так это смогу ли я защитить своих от ужасов войны? Я уже видел лицо войны. Как только стал курсантом Бакинского высшего общевойскового командного училища в Нагорном Карабахе разгорелся этнический конфликт. Тогда мы помогали эвакуировать людей и отправлять их в Армению. Страшно, что тогда происходило - люди просто резали, самой страшной была резня в Сумгаите. Мы не стояли на чьей-то стороне, мы просто спасали людей.

- Я знаю, что когда сформировали батальон «Волынь» вы не сразу поехали в АТО.

- Да. После слаживания нас отправили в Черниговскую область - тогда сообщали, что со стороны России формировалась тактическая группа, которая может вторгнуться на территорию Украины. На Черниговщине ко Дню Независимости мы организовывали акцию. Там были деревни глубоко в лесах, в которых военных видели еще пожалуй, во время Второй мировой. Люди там живут на грани бедности, это просто страшно. Нам помогали волонтеры и мы сформировали наборы 3 литра сала, тушенка, носки и еще всякого добра и раздавали людям. Они не могли понять, почему мы делились с ними.

А потом нас отправили на Восток. Сначала это был Изюм, а после - Дебальцево. Помню, как перед отправкой в ​​район Дебальцево к нам приехала группа людей, которые там уже отвоевали и имели нас сопровождать. У нас вообще не было бронетехники, только автобусы и один БРДМ, который каким-то чудом и матами мехвода еще мог ехать.

- Когда вы прибыли в Дебальцево, город уже был окружен врагом с трех сторон. То есть город было уже не прифронтовой, а оно собственно и было линией фронта. Или ощущалось это в поведении и отношении к вам местных жителей? Ведь на востоке российская пропаганда многое рассказывает о выходцах из Западной Украины.

- О, не то слово. Мы впервые увидели их «Сепар-ТВ». Что там о нас по телевидению ни говорили - что каратели, что в батальона «Волынь» был жесткий набор, брали только тех, у кого дед был в УПА, что среди нас и трансплантологи органов, и людоеды. Я после недели просмотра таких новостей уже реально стал «бояться этих страшных Волыни» (смеется - авт.).

Мы хотели развеять этот миф и помогали местным всем, чем могли - едой, одеждой, лекарствами. К нам дети приезжали, они нас постоянно допрашивали, когда приедут эти звери, эти бандеровцы. Мы говорили, что мы и есть те бандеровцами, но дети не верили - говорили, что мы очень хорошие, и все же бегали выглядеть тех сильных бандеровцев.

Потом нас перебросили на 25 км от Дебальцево почти до самых позиций врага. Это был террикон под названием «Клапан». До ближайшей позиции сепарив было где-то 350 метров. У нас сначала было два танка, но впоследствии один забрали. Забрали и БМП, и разведчиков, и мы остались одни, без техники, только с 1 танком на большую территорию. В первый же день нас накрыли «Град», проверили на мощность и не убежим. Не убежали. Поэтому три месяца мы держали оборону там. Не было отопления, были проблемы с жильем. Из 45-ти человек, которые были задействованы в обороне, в домике жило 15 человек, остальные в окопах. Нас постоянно обстреливали их минометы 82-го калибра но у нас не было чем ответить. Пока нам не привезли два СПГ-9 и ПТУРы. И началось. Наши ребята настолько умело научились из них стрелять, что мы очень быстро затыкали все их минометы.

Через три месяца у нас была ротация и вместо нас наши позиции заступила 128 бригада. А уже им потом пришлось прорываться из окружения, когда россияне и сепары захватывали Дебальцево. Слава Богу, у ребят из 128-й была техника и на чем прорываться. Если бы окружение произошло на нашей стоят, то мы на своих автобусах вряд смогли бы прорваться. К-Кстати, часть ребят из 128-й с Дебаля по минному полю выводил наш земляк из Старовиживщини Николай Тишик на своем танке. Дай ему Бог здоровья. Он со своим экипажем столько жизней спас.

На Востоке мне трудно было понять, зачем люди закрутили эту ситуацию. Потом я видел их глаза и понимал, что они были бы очень рады это прекратить, но уже не владеют ситуацией. Меня очень сильно обижало, когда они говорили «ВАШИ украинские войска», а когда говорили о сепаратистов, то говорили «наши». Мы все это слушали и мечтали, что наша страна изменится. Она должна измениться. Потому не зря же мы здесь?

Должны быть учтены все ошибки прошлого. Люди должны объединиться не вокруг политиков или политических лозунгов, потому что политика только разъединяет. Они объединиться ради общей цели - сделать нашу страну лучшим местом для жизни ради будущего наших детей. Даже не ради себя. Наверное ни у кого эта идея не может вызвать сопротивления, на каком бы языке он не разговаривал, и в какую бы церковь не ходил. Ведь все хотят лучшего для своих детей. Именно об этом мы мечтали, когда считали «прилеты» вражеской арты на наши головы, когда пулеметным огнем отгоняли враждебные ДРГ от наших позиций, когда делили с местными жителями последний кусок сала. © newsgg.org