Два иска против введенных Порошенко интернет-запретов дошли до Верховного Суда

Перипетии и перспективы процессов обсуждаем с обеими истцами. Гости эфира - председатель общественной организации «Автономная адвокатура» Юрий Шульженко и студент НаУКМА Никита Евстифеев.

Юрий, у вас даже не хотели брать иск?

Юрий Шеляженко: Совершенно верно. В этом деле очень важно Не только защитить право на свободу выражения мнений в соцсетях. Тысячи украинцев имели свои аккаунты в соцсетях. Я хочу сказать, что есть украинские патриоты, Которые всей душой за Украину и отстаивают во « ВК Онтаке» украинские национальные интересы. Крым - это Украина. Для нас это не вопрос. К для кого-то вопрос. Должны ли мы им затыкать рот или Должны с ними дискутировать. Есть огромная судебная практика Европейского суда по правам человека. Было решение по делу «Кипр против Турции» в том, что уголовное преследование за распространение листовок с неправильной картой - это против прав человека. Было решение по делу «Объединенная Македонская организация« Илинден » против Болгарии» в том, что могут происходить публичные дискуссии по геополитическим вопросам, пока это не доходить до насилия и правонарушения.

Михаил Кукин: Почему вам отказывалы в суде первой инстанции?

Юрий Шеляженко: К сожалению, наши суды склонны постоянно или игнорировать права человека, или прибег к профанациы. Мы в своем иске упирали на нарушение права на свободу выражений. Нам сказали, что мы не можем об этом говорит, потому что санкции касаются компаний.

В решении по делу «Чингиз и другие против Турции» ЕСПЧ признал, что запрет доступа к сайтам, Которым люди активно пользуются, лишает пользователей права на свободу получать и передавать информацию, поэтому они имеют право оспаривать, если запрет не подходит им лично.

Когда мы получили беспрецедентное решение судьи Нечитайло, мы пошли в Верховный Суд.

Михаил Кукин: Никита, вы подали отдельный иск. У вас не было мысли объединить усилия?

Никита Евстифеев: Трудно сказать, насколько это было бы эффективно. Результат в большинстве случаев был одинаков. Вопрос заключается в определенной принципиальной позиции суда, в частности Высшего административного суда, который очень ограничительно подходит к вопросу определения, кто может оспаривать те или иные акты и действия, и к вопросу защиты прав человека.

Михаил Кукин: Обозначьте лучший и худший вариант.

Юрий Шеляженко: По моему мнению, самым худшим вариантом является то, что наша политика продолжит формироваться по российским лекалам. Ситуация с блокировкой соцсетей является яркой иллюстрацией того, что права человека даются не государством, они объективной реальностью.

Михаил Кукин: Никита, вы говорите, что практика отрицательная. Почему вы пошли в Верховный Суд?

Никита Евстифеев: Даже при тотальном пессимизма любая возможность изменений оставляет место для оптимизма. Тот факт, что есть возможность попробовать пересмотреть это дело в Верховном суде, оставляет надежду, что практика изменится. Возможно, за действующего состава Верховного Суда это почти нереально, но скоро он должен измениться.

Юрий Шеляженко: Для меня добиться отмены этого запрета - это не только вопрос защиты прав человека, это вопрос того, что я хочу видеть в наших судебных решениях правовую аргументацию, ссылки на права человека, чтобы решение наших судов были похожи на решения Европейского суда по правам человека. © newsgg.org