Ярема Кузнецов: 800-1000 евро зарплаты могли бы задержать людей на госслужбе

Для вас это было простое решение? Вы ставили себе цель, вы что-то сделаете, время поработаете и просто пойдете?

Ярема Кузнецов: Это плановая отставка. Когда я шел на государственную службу, я для себя поставил определенный перечень задач относительно того, что полезного я бы хотел сделать в рыбной отрасли. Была сформулирована концепция реформирования, были определены цели. Я считаю, что на сегодня большинство из них достигнуто или в процессе реализации. Свой лимит времени, который я выделил для того, чтобы отдать государству, у меня закончился. Но он совпал с тем, что мы завершили цели, которые перед собой ставили.

Что вы для себя видели лимитом?

Ярема Кузнецов: Когда мы начинали писать, что мы хотим сделать, то уже тогда оценивали, что для реализации нужно полтора - два года. В реальности оказалось, что для некоторых процессов надо гораздо больше времени, а некоторые наши намерения, мысли остались только на бумаге. Их немного, но они есть. То, что осталось на бумаге, оказалось неактуальным для сообщества. Мы планировали внедрять рыбные биржи. Мне кажется, что Украина до этого дойдет, но по состоянию на сейчас бизнес к этому еще не готов, а без их содействия это невозможно было бы полностью реализовать.

Мы хотели изменить и более приблизить регулирования рыболовства в европейских практик. Все два года мы активно искали и смотрели, что интересного и эффективного есть в разных странах европейского сообщества. То, что находили, мы пытались воплотить в Украине. Нам удалось подготовить нормативные документы, сейчас они проходят процедуру согласования.

Наверное, 80% из запланированного сделано. Будем ждать результатов этих наших действий. Я думаю, что результатом должно быть то, что Украина станет одной из передовых стран по рыбного хозяйства крайней мере в Европе.

Что вы получили, когда пришли?

Ярема Кузнецов: Для меня это тоже была тайная организация, я не мог понять до конца, чем она занимается. Мы получили много бюрократии, обвинения в коррупции, органы рыбоохраны, которые работали неэффективно.

Рыбная отрасль до сих пор не знала о том, что можно за одно заседание Кабинета министров принять одиннадцать нормативных документов, реформировали нашу отрасль. Фактически увеличили финансирование рыбной отрасли втрое. Это удалось также потому, что мы активно коммуницировать. Люди понимали, почему мы просим деньги на новую технику.

Татьяна Трощинская Если сейчас противопоставить фактический объем вылова рыбы против черного рынка, какая ситуация?

Ярема Кузнецов: Ситуация меняется. Здесь хороший показатель на Киевщине. В прошлом году увеличилось количество легально выловленной рыбы на 40 %. Чтобы кардинально изменить ситуацию с нелегальным выловом, нужно вводить европейские механизмы.

Татьяна Трощинская Насколько изменилась государственная служба за два года? Что для вас было открытием?

Ярема Кузнецов: Были разные ожидания. Одно из первых положительных впечатлений состояла в том, что по ту небольшую заработную плату работают действительно очень много профессиональных людей.

Положительно поразило то, что люди готовы работать сверхурочно.

Из отрицательного было то, что статусом общественных организаций спекулируют люди, которые имеют не совсем хорошие намерения.

Татьяна Трощинская: Увидели ли вы легальные способы довести уровень зарплат в достойных? Сколько вы получали?

Ярема Кузнецов: Когда я пришел, заработная плата была около 8 тысяч, сейчас - 15 - 16 тысяч гривен. В конце года, если есть экономия, рабочим выплачивается премия.

Если бы зарплаты были выше, то государство могло бы привлечь больше качественных и профессиональных специалистов, которые могли бы больше сделать для страны. Если бы мы могли предложить определенной команде реформаторов по крайней мере 800-1000 евро, мне кажется, мы могли бы двигаться в реформах значительно быстрее. © newsgg.org