Бабкина: Современный украинский бэкграунд дает возможность нашим авторам быть интернациональными

Это значит, что люди разных поколений и разных частей мира могут понять проблематику конфликты и эмоции - а это и есть инструменты, которыми доносишь смыслы, - считает писательница Екатерина Бабкина

Писательница Екатерина Бабкина рассказала о своем творческом лето, поездки в Польшу и Израиля, авторский курс креативного письма и курс «Как написать и издать собственную книгу» и о том, почему же украинские писатели могут быть интернациональными.

Лариса Денисенко: Что для тебя является важным после Книжного Арсенала, после того, как ты провела там несколько авторских проектов и чтений, вышла книга «заговоренной на любовь». И вот - лето, июнь и июль, а уже август. Ты очень задействована в различных событиях, мне кажется, за это время ты успела провести и благотворительные акции, читала поэзию, кажется, проводила мастер-класс. Что для тебя со всех этих разновидностей литературной деятельности является весомым и основным, что тебя вдохновляет писать в дальнейшем?

Екатерина Бабкина: Летом переводы моих книг вышли польской и иврите, соответственно, я съездила в Израиль на книжную ярмарку вместе с журналисткой Ириной Славинской, после чего посетила фестиваль «Wschód Kultury - Inne brzmienia» и «Варштаты культуры», ибо в Люблинском издательстве вышел перевод книги «Счастливые голые люди».

После этого я вернулась в Киев и прочитала авторский курс о том, как написать и издать собственную книгу (и читать его еще раз в августе). А тогда, хочется сказать: я отдохнула. Но нет, тогда было немного работы, которую можем назвать благотворительностью. Я читала лектории и практикумы о том, как писать для ветеранов. Но не о терапевтическом писания, а о профессиональном - для тех, кто хочет этим заниматься.

Лариса Денисенко: Тебя "бомбят" работами после того, как курс завершился «Посмотрите, у нас получается, или мы учли все ваши установки»? Мы немного поговорили об этом с Володей Ермоленко, он сказал, где 20 % текстов, если не ошибаюсь, достаточно сильны, это благодаря и твоим усилиям и усилиям команды.

Екатерина Бабкина: Там, кроме меня, еще был пул серьезных лекторов. И это очень хорошо. Меня перевешено недостающие просьбами оценить результат по той простой причине, что я не даю ответов на эфемерные вопросы типа: «Стоит мне писать? Какая судьба украинской литературы в дальнейшем? Есть ли мне место в мировой литературе? »Я как-то пытаюсь объяснить людям, что им сразу никто не даст такого ответа.


Мы знаем много случаев и ситуаций, когда человек, писала первую книгу - говно, вторую и третью - говно, а потом писала хорошо и входила в наследство всемирной литературы. Так же знаем случаи, когда человек написал гениальную книгу, а потом больше ничего (в лучшем случае), а в худшем случае далее пишет совсем лишние и посредственные книги. Все мои курсы и практикумы рассчитаны на очень практические конкретные вещи: то, с чем сталкивается человек, который пишет.

Ирина Славинская: Есть какой-то фирменные штуки, если речь идет о литературном творчестве в Украине, «по-украински»? Помню, мы с тобой говорили, что твои тексты, написанные на украинском материале с мнением о войне в Украине, израильские читатели очень легко считывали, как свои. Насколько эта ситуация универсальная? Или все же есть национальные особенности текстов, не считываются?

Екатерина Бабкина: Я недавно в Польше об этом давала интервью, договорилась до очень важной мысли, которую я уже некоторое время думаю, но не формулировала для себя. Мне кажется, современный украинский бэкграунд, какой бы он ни был разный, дает украинским авторам счастливую возможность быть интернациональными. Быть одинаково понятными, независимо от присутствия в национальном контексте. Иными словами, люди разных поколений и разных частей мира могут понять проблематику, конфликты и эмоции - а это и есть инструменты, которыми ты доносишь смыслы. © newsgg.org