В 2008 году никто на Западе не сделал выводов из этих кровавых уроков, - Огрызко о войне в Грузии

8 августа 2008 началась война между Грузией и Российской Федерацией. Тогдашний министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко вспоминает события того лета, а также то, что они предвещали для Украины.

Владимир Огрызко: Я в это время был в Крыму. В этот день мне дали знать, что в Грузии что-то началось. Через несколько часов президент Ющенко срочно вызвал к себе и сообщил о том, что началась российская агрессия и дал указание в этот же день лететь в Тбилиси. Скажу вам честно, это было впервые в моей жизни, когда я один и экипаж летели в пустом самолете.

В этот же день я был в Тбилиси и переживал все то, что переживали наши грузинские друзья. Там я встретил своего коллегу из Литвы, тогдашнего министра иностранных дел Литовской Республики.

На тот момент мы были двумя единственными иностранными чиновниками, которые непосредственно наблюдали за происходящим.

Ирина Славинская: Когда вы прибыли в Тбилиси, что вы первым увидели или почувствовали?

Владимир Огрызко: Я увидел, что тбилисский аэропорт уже бомбили. Я увидел некоторые последствия этой бомбардировки.

Я почувствовал и увидел большую тревогу в глазах людей на улицах Тбилиси. Для каждого грузинского патриота пришло время «Ч», когда они решали, как надо действовать. Я получил указание связаться с высшим руководством. Тогдашний президент Саакашвили принял меня в два или в половине третьего ночи. Шло обсуждение важных действий. Результатом этих консультаций стало решение о том, что за несколько дней в Тбилиси приедет целая делегация, в составе которой будут президенты Украины, Польши и нескольких балтийских стран, которые стали в некотором роде живым щитом в столице Грузии. Велись интенсивные переговоры между Тбилиси и ЕС , американцами. Мы так же информировали в своей столице.

Я думаю, что благодаря этому очень серьезной дипломатической работе появилась сначала инициатива Саркози, которая была половинчатой, но остановила дальнейшее продвижение русских.

Она заключалась в том, что Путину дали понять: если он не остановится, то начнутся достаточно серьезные санкции. Еще большей осторожностью стал фактически ультиматум со стороны США . Все это вместе остановило русских. К большому сожалению, этим все и закончилось.

Ирина Славинская: Насколько решительно Украина стала на сторону Грузии?

Владимир Огрызко: Главные заявления были сделаны на митинге в Тбилиси. Каждый из президентов требовал прекращения российской агрессии, каждый из них апеллировал к международному праву. Как мы знаем, для Путина и тогда, и раньше международное право было бумажкой, на который он обращал внимание тогда, когда ему это было выгодно.

Ирина Славинская: На 2017 год ясно, что агрессия в Грузии имеет прямую связь с тем, что произошло в Украине. Или состоянию на 2008 год был ощутимый связь с тем, что может произойти в Украине?

Владимир Огрызко: В конце 2008 году я фактически вашим словам говорил, когда находился с визитом в Вашингтоне, на что получил удивленное ответ: «Этого не может быть. Грузия - маленькая страна, а вы - большая и мощная. Россия на это никогда не пойдет ». Для многих до сих пор Россия остается очень важным партнером, с которым надо дружить. В 2008 году никто на Западе не сделал выводов из этих кровавых уроков. Можно действительно провести параллель с тем, что произошло в 2014 году в Украине. Я глубоко убежден: если бы мы, в частности Украины, не дали снять эту тему с повестки дня, то этого не было. В данном случае победили деньги, а не ценности.