Люди в опасности помогают своим, даже если они их не любят

Рассматриваем закономерности человеческой психики в чрезвычайных ситуациях. Что такое эффект свидетеля? Как реагировать, если вы стали свидетелем ДТП, преступления, насилия, нарушения прав человека?

С гостьей студии Ларисой Волошиной, психолог, журналисткой, телеведущей и Натальей Гесюк (по телефону), старшим психологом Управления Государственной службы Украины по чрезвычайным ситуациям в Тернопольской области, говорим о том, как быть эффективным свидетелем, не навредить себе и другим и предоставить необходимую помощь, а также просить о помощи, если вы попали в чрезвычайную ситуацию?

Андрей Куликов: Как человеку свойственно реагировать, когда она становится свидетелем чрезвычайной ситуации, а как нужно?

Лариса Волошина: Есть теория, которая показывает, что люди обычно приходят на помощь, готовы подвергнуть себя опасности ради тех, кого они идентифицируют с собой. Например, к родственникам и близким. Есть исследования, которые показывают, что даже друзьям помогают почти на 23% меньше, чем родственникам.

Есть социальная теория, что человек - социальное животное. Чтобы выжить, ей нужно быть в сообществе. Такие вещи, как взаимопомощь, альтруизм, пренебрежение собственной безопасностью ради спасения другой - модели выживания нас как вида. Человек не может выжить без других людей, поэтому в опасности открываются глубинные архетипические модели поведения - коллективное поведение. В ситуации опасности те, кто спасает своих - свои гены - продолжают гены в будущем. Поэтому действительно человек в опасности помогает своим, даже если она их не любит.

Например, человек стал жертвой несчастного случая. Она понимает, что вокруг много людей, но никто не приходит на помощь. В этот момент важно не кричать: «Помогите все!», А конкретизировать свою просьбу к кому, кто кажется близким.

Жертвам, которые попали в ситуацию опасности, советуют обращаться к кому-то конкретному. Например, вы видите, что женщина выглядывает из окна, кричите ей: «Женщина, вызовите полицию». То же советуют тем, кто стал свидетелем таких событий, как ДТП . Первый шаг - идентифицировать ситуацию как ситуацию опасности. Это не всегда возможно, потому что ты видишь, что что-то происходит, а вокруг люди не реагируют. Тогда кажется: может, я что-то преувеличиваю. После идентификации человек должен принять решение что-то делать, а третий важный шаг - понимать, что делать. И это не всегда возможно. Например, если это ДТП, я не знаю, не нашкоджу.

Андрей Куликов: Бывает так, что хочешь помочь, от тебя тоже ждут помощи, но бросается несколько человек и ты там будешь только мешать.

Лариса Волошина: Возможно. Например, ДТП - это касается всех и со всеми может произойти. Но я не врач, поэтому не знаю, доставать человека из машины. Что делать свидетелю? Принять решение о собственной ответственности: я помочь, а также понимание: я не знаю как. И свидетель начинает кричать о помощи, но он конкретизирует ее: вы - вызовите полицию, вы - скорую. Он также спрашивает: здесь врач, полицейский. Поэтому в этот момент надо конкретизировать: я не знаю, что делать, скажите что - я сделаю.

Любая чрезвычайная ситуация - ситуация паники. Есть еще один из механизмов, который мешает оказать помощь, - размывание ответственности. То есть: нас много, при нас делается что-то ужасное, мы не знаем, что делать и думаем: а что я буду лезть?

Размывание ответственности - очень естественный механизм для человека. В чрезвычайных ситуациях мы начинаем демонстрировать модели коллективного поведения, а не индивидуальной. Мы становимся частью толпы, поэтому человек не всегда проявляет инициативу. Природа ей диктует, что надо делать так, как все, потому что выживать должны все.

Андрей Куликов: А что такое «эффект свидетеля»?

Лариса Волошина: Это так называемый эффект Дженовезе. Он объясняет, почему человек, будучи свидетелем, не всегда приходит на помощь. Это история, которая произошла в США в 70 -х. Ее много исследовали психологи, потому что тогда произошел странный случай.

Китти Дженовезе шла домой, рядом шла случайный человек, которая бросилась к ней с ножом. Кэтти начала кричать: «Спасите, он меня убил». Люди в это время выглядывают из окон, нападающий пугается и убегает. Затем все видят, что Кэтти стала, пошла дальше домой, но потом мужчина напал уже в подъезде, а уже в квартире ее убил. Тогда там было почти полсотни свидетелей. Когда людей спрашивали, почему они не вызвали скорую, полицию, некоторые из них говорил: «а я не знаю, нужна была помощь, может, это какая-то пьяная оргия».

И здесь важно то, о чем я уже упомянула: конкретизировать помощь ( «Помогите ВЫ : миссис такая-то / человек на втором этаже). Когда крик о помощи Китти был направлен прямо в пространство, большинство людей подумали, что можно отстраниться.

Когда мы оказываемся в ситуации опасности, у нас сразу срабатывает инстинкт коллективного выживания, поэтому мы начинаем реагировать, несмотря на толпу
Второе объяснение, почему люди не звонили в полицию: «здесь же много людей вокруг, я видел, кто-то же позвонил». Это «эффект свидетеля» - кажется, что кто-то уже позвонил, взял на себя ответственность. Американские полицейские говорят, что свидетели часто сообщают о несчастных случаях, потому что думают, что это уже кто-то сделал, чтобы не выглядеть смешным. Это еще одно свойство человека: «Ну что я, сейчас вызову полицию, а они здесь играют; сейчас позванивает и буду сотым ».

Эффектом размывания ответственности обусловлены и такие ситуации, когда человек оказывает помощь, делает геройский поступок и потом не идентифицирует себя. «Безымянные герои» - это тоже размывание ответственности.

Где получить помощь

Каждый из нас должен понимать: когда мы оказываемся в ситуации опасности, у нас сразу срабатывает инстинкт коллективного выживания, поэтому мы начинаем реагировать, несмотря на толпу. Здесь надо помнить, что есть «эффект свидетеля» и то, что мы сейчас не звоним в полицию и не приходим на помощь, обусловлено нашей природой. И мы просто должны пересилить себя и поднять трубку. Есть исследования, которые показывают, что даже информация об «эффекте свидетеля» сильно повышает индивидуальную ответственность в опасных ситуациях.

Есть еще один момент, который мы должны о себе знать. Во-первых, человек проявляет сочувствие к тем, кого знает. Во-вторых, тем, с кем будет больше сталкиваться. Университет в Вирджинии проводил исследования о том, что такое эмпатия. Они сказали студентам читать письма людей, которым нужна помощь. Каждый в отдельной комнате читал одно и то же письмо Кэти Дени, где она описывала, что является студенткой этого университета психологии, попала аварию и теперь не ходит, поэтому многие попустила в обучении и боится, что ей придется покинуть университет. И потом преподаватель приходил и давал человеку, прочитала это письмо, записку от Кэти о том, что она просит помочь ей догнать обучения.

И среди студентов больше откликались на эту просьбу те, которым говорили, что через неделю Кэти придет в их аудиторию. Ситуация «я буду видеть человека, которому отказал» для человека невыносима. Поэтому если мы подвергаемся коллективной модели поведения и отворачиваемся и не делаем элементарных вещей, потом нас догонит чувства и «эффект выжившего».

Татьяна Трощинская Бывает так, что ты проходишь мимо и видишь, что мама или папа дергают за руку маленького ребенка и могут ее ударить. Казалось бы, особой ситуации опасности нет, потому что традиционно мы думаем: разберутся. Как тут быть, вмешиваться или нет?

Лариса Волошина: Я думаю, да. Я вмешиваюсь. Очень многие виды публичного поведения зависит от стереотипов общества. Если общество прекратит терпеть такие вещи, как насилие над ребенком, если будет просто вмешиваться и говорить: «стоп, нет», тогда человек проявлять насилие, будет меньше. Есть понятие «ювенальная юстиция». Мы знаем, что на Западе преподаватели или просто соседи если только предполагают, что ребенок подвергается какой-то агрессии, вызывают полицию. Государство и общество должны быть на защите ребенка - эту норму мы должны усвоить.


Андрей Куликов: С нами на связи из Тернополя Наталья Гесюк, старший психолог Управления Государственной службы Украины по чрезвычайным ситуациям в Тернопольской области. Скажите, чего не следует делать, когда вы стали свидетелем ДТП ?

Лариса Волошина: Я могу сказать о чрезмерную реакцию людей. Например, увидели аварию в городе или многолюдном месте - и все, кто может, быстро идут помогать: вытаскивать человека из машины, помогать ребенку, какая-то женщина начинает кричать, хлопают по лицу, поливают водой. Люди и так в шоке, а им со стороны различным способами хотят помочь прийти в себя. Те, кто так помогает, думают, что этим делают лучше. На самом деле, это двойной стрессовый фактор для пострадавшего.

Татьяна Трощинская: А как вести себя правильно?

Лариса Волошина: Если видите угрозы жизни человека, звоните 103 , а потом 101 , 102 . Если среди свидетелей есть человек, как активно машет руками, постоянно пытается помочь извлечь кого-то из машины - попросите ее привезти воды или куда позвонить - сделать что-то, что этот человек может сделать и не мешать.

Не все пострадавшие травмированы физически - кто-то может быть в панике. Если этот человек не в машине и у вас есть возможность, отведите ее от места ДТП , оберните спиной к событию. Если вы что-либо будете говорить человеку, а она будет видеть то, что произошло, то не получит помощи. Обязательным должно быть визуальный контакт. Вы будете видеть, сужаются или расширяются зрачки, или побелили губы, или побледнела кожа. И с таким контактом будете видеть, слышит вас человек, реагирует. Ставьте простые вопросы: как к вам обращаться, сколько людей было в машине, куда вы ехали, есть ли у вас там вещи. Если в машине есть пострадавшие, которые не могут за себя отвечать, этот человек может помочь узнать важные вещи: сколько лет пострадавшему, есть ли у него какие-то болезни.

Татьяна Трощинская: В Украине есть регионы, где есть особая опасность, где могут быть ситуации, когда кого-то схватили и везут на допрос.

Лариса Волошина: Это крайне опасные ситуации. Мы понимаем, что там оказывается преступление, там нет власти и государственных институтов, а власть - это ответственность. Где нет государства - нет модели властных институтов. Поэтому это преступление, где свидетель является потенциальной жертвой. Человек должен сам решать, как поступать. Она точно имеет хотя бы зафиксировать, сообщить. Но здесь надо быть очень внимательным.

Андрей Куликов: Кроме физического насилия и ДТП , есть психологическое насилие. И наша коллега Екатерина Кадер подготовила материал о травле.

Лариса Волошина: Мы понимаем, что буллинг - это всегда публичное действие, где есть свидетели. Если школа - свидетелями являются дети, если армейская дедовщина, там тоже есть свидетели, как и на работе. Публичное унижение, когда руководитель кого-то обзывает и кричит - это буллинг. На самом деле, коллектив может выносить решение о том, что происходит. Мы знаем, что моральная пренебрежение является причиной пойти в суд, где действительно будут рассматриваться показания свидетелей.

Есть другой момент, когда родители говорят ребенку: если тебя бьют или травят - разбирайся, дай сдачу. И ребенок живет в мире, где надо быть героем и постоять за себя, а она не может. Ребенок может очень любить родителей и бояться их разочаровать, поэтому она берет на себя надвидповидальнисть.

Чтобы понять, что ваш ребенок может стать жертвой буллинг, есть несколько признаков. Например, у ребенка нет школьных друзей, она избегает школьных мероприятий, вокруг него нет одноклассников, она не очень хочет ходить в школу, молчит и не жалуется, что что-то не так. С этим надо идти к специалисту, не пытаться вмешиваться. Надо дать ребенку понять, что вы с ней, предлагать обратиться за помощью.

Если вас травят, это вина тех, кто с вами так делает - не ваша в коем случае
Кликайте, чтоб оценить этот материал

Как отличить, что ребенок может быть агрессором буллинг? Это дети, которые очень агрессивны, выдают в разговорах с родителями негативные или нарциссического суждения об одноклассниках. Если видим, что ребенок дружит только с статусными детьми и для нее статус и деньги важны - перед нами нарцисс, который так может проявлять свою агрессию. Это агрессия, вызывает буллинг. И это не всегда ребенок с плохой и асоциальной семьи. На самом деле, этот ребенок по сути лидер, просто она не умеет конструктивно проявлять эти качества.

Андрей Куликов: Какие правила безопасности для тех, кого травят?

Лариса Волошина: Вы полностью осознать: это вина тех, кто с вами так делает - не ваша в коем случае. Вы можете сделать что-то не так, сказать что-то не так, но проявление агрессии, тем более издевательства над другим, является позорным поступком. Если с вами так поступили, вина полностью на агрессору.

Я призываю искать помощь у родителей, друзей, в специальных центрах. Если человек или коллектив делают это с вами, учителя и родители не обращают на это внимание и говорят: «разбирайся сам» - это неправильно. Любой человек имеет совершать правильно, нужно давать отпор и это должно быть исключительно правовым способом: постоять за себя и за свое достоинство. И вы имеете на это право.