Инженеры из Днепра вошли в ТОП-10 международного Хакатона NASA

С начала боевых действий на Донбассе Украина получает сотни миллионов долларов международной помощи для оборонной сферы. Отчитывается ли государство за ее использование? Ощутима эта помощь на передовой?

24 мая в 11.30 в Украинском кризисном медиа-центре пройдет пресс-конференция, на которой будет представленл совместное исследование Независимого антикоррупционного комитета по вопросам обороны Украины и Transparency International Defence and Security (ТЕ - DS) Великобритания «Международная помощь в сфере безопасности. Как усовершенствовать систему».

Говорим о результатах исследования использования средств - в студии Севгиль Мусаева (главный редактор УП) и Артем Давыденко (аналитик).

Сколько Украина получает денег на оборону от международных доноров?

Артем Давыденко: Можно давать разные цифры, но некоторые средства идут через программы, в которые включена помощь и для других стран. И Минобороны США и Минобороны Украины предоставляют немножко разные цифры, потому что иногда наше ведомство обороны предоставляет только те цифры, которые включают в себя материально-техническую помощь, а МО США иногда предоставляет цифры включая теми средствами, которые идут на тренировку и на оплату консультативно совещательной помощи.

Севгиль Мусаева: 18 стран всего оказали помощь Украине сначала военной агрессии на Донбассе. Примерно 7% от всего военного бюджета предоставили США по состоянию на 2016 год.

Ирина Славинская: Значит сумма сотни миллионов долларов международной помощи, 18 стран. Как эти средства расходуются? Можно сделать вывод, что их кто-то контролирует?

Севгиль Мусаева: Относительно того, как расходуются деньги и средств контроля, в отчете мы в частности поставили вопрос об эффективности мониторинга средств. С начала военно конфликта в этом была большая проблема, в то время линия фронта постоянно двигалась, было непонятно, как управлять и каким образом все происходит.

Сейчас мы можем констатировать прогресс по мониторингу и контролю за этими деньгами и со стороны расходования средств украинскими органами и также по контролю перед донорами.

Артем Давыденко: Ситуация изменились. Доноры все еще отмечают определенные недостатки, но Минобороны приняло несколько подзаконных нормативно-правовых актов, регулирующих эту сферу.

Ирина Славинская: Идет ли речь, когда мы говорим о предоставленной на украинском оборонную сферу деньги и помощь, о кредитах или гранты?


Артем Давыденко: Если говорим о США , с технической точки зрения - это кредит, который не надо никогда отдавать - безвозвратная помощь.

Ирина Славинская: А относительно других стран: надо возвращать деньги?

Артем Давыденко: Нет.

Ирина Славинская: Доходят эти сотни миллионов к передовой?

Севгуль Мусаева: Как отметил Артем, для него самым удивлением было то, что в отношении помощи нет большой проблемы коррупции, как мы можем представлять. Есть проблема менеджмента и того, что эту помощь могут неправильно распределять или неверно принимать управленческие решения. Это отмечают и рекомендации, прописанные в отчете. О том, что помощь не доходит до передовой, сегодня сказать нельзя.

Лариса Денисенко: В чем основные проблемы неэффективного менеджмента? Люди не знают потребностей, куда и кому направлять помощь?

Артем Давыденко: Одна из проблем заключается в том, что Украина не имела большого опыта использования техники, которую нам предоставляют. Она имеет несколько иную логику конструкции, использования, применения, не всегда есть возможность обслуживать ее. Поэтому необходимо какое-то дополнительное оборудование, которое бы позволило эффективно использовать помощь. С этим были и иногда остаются до сих пор большие проблемы. Хотя можно сказать, что происходит и прогресс. Насколько нам известно, Минобороны в своих запросах на получение помощи стало включать и вопросы запасных частей, обслуживание обучение персонала.