Украина дольше всех стран выполняла план по визовой либерализации, - Сушко

Европейский союз опубликовал решение о безвизовых для Украины и определил дату начала его действия. Подробности и перспективы решения комментирует Александр Сушко из Института евроатлантического сотрудничества.

Сколько лет Украина боролась с безвизовым?

Если считать серьезно, то я бы вел отсчет от 2003 года, когда наши страны-соседи, и прежде всего Польша, в связи с вступлением в Европейский союз были вынуждены ввести визовый режим для граждан Украины. Именно тогда эта проблема стала болезненной для миллионов украинский. Потому что к тому визовый режим был только в Западной Европе, куда путешествовала незначительная часть Украинской. С 2003 года началась работа, которая привела сначала к соглашению об упрощении оформления виз в 2007 году, а затем - к появлению плана действий по визовой либерализации в 2010 году. Этот план Украина выполняла вплоть 6 лет, и наконец выполнила. Следствием этого является решение, которое сегодня уже окончательно оформилось юридически.

Когда начинает действовать безвизовых?

Только сегодня об этом стало известно. По процедуре Евросоюза, такие решения вступают в силу на двадцатый день после публикации. Пока не было публикации, не было возможности точно установить эту дату. Кроме 20 дней от сегодняшнего дня, получается, что безвизовые начнет действовать 11 июня 2017 года. Это уже можно сказать совершенно наверняка.

Политики склонны многократно повторять одну и ту же ошибку. Эксперты неоднократно советовали политикам не формировать у граждан завышенных ожиданий.

Даже мы, эксперты, которые работают с этим вопросом много лет, сознательно избегали того, чтобы говорить о конкретных числа и даже месяца. Мы могли рассчитывать какой-то период, когда, по нашему мнению, это могло бы осуществиться.

Пример сегодняшнего дня свидетельствует о том, что только увидев документ в официальном журнале, можно было сказать о дне введения. До сегодняшнего дня все даты были приблизительными. А до даты утверждения этого решения сначала Европарламентом, а затем и Советом ЕС, вообще трудно было о чем-то говорить. Поэтому, возможно, здесь имеет место определенная психологическая особенность действующего президента и многих других политиков - руководствоваться ложными прогнозами. Причин может быть несколько, но в целом они формировали очень негативную обстоятельство. Формировались завышенные или неправильные временные ожидания. Когда ожидания не оправдались, с одной стороны, политикам приходилось оправдываться, а с другой стороны, у граждан постепенно формировалось чувство усталости от этой тематики. Сегодня психологический эффект от получения безвизовых был значительно ниже того, что могло бы быть, если бы людей много раз ни вводили в заблуждение раньше.

Как действовали украинские переговорщики?

Здесь нельзя обобщить. Так или иначе мы видим факт - Украина дольше всех стран выполняла план действий по визовой либерализации. Это можно сравнить со странами Западных Балкан, бывшей Югославии, которые прошли этот путь еще 7 -8 лет назад. Также с Молдовой, которая закончила этот процесс более 2 года назад, а также с Грузией, которая сделала это почти одновременно с нами. Все эти страны проходили этот путь как минимум вдвое быстрее, чем Украина. Это свидетельствует о том, что в целом государственная машина является неповоротливой и неэффективной.

Что было самым трудным?

Психологически тяжелые барьеры - это последние. Как правило, более легкие задачи выполняют быстрее и спокойнее. Их выполнение не вызывает такого эффекта, но и сопротивления такого нет. Поэтому очень большая часть технической работы была сделана уже давно и без большой помпы. Но в этом процессе были моменты, которые требовали чрезвычайного напряжения всех сил. Почему? Потому что это вопросы, которые вызвали сопротивление. Этот вопрос, чтобы решить которые, надо было преодолевать серьезные препятствия. Например, когда вопрос касался антидискриминации.

Что касается наиболее болезненных изменений для политиков, на которые они вынуждены были уйти, это, безусловно, внедрение электронного декларирования и вообще всего комплекса антикоррупционных мер, которые были реализованы в Украине за последние 2-3 года. Эти изменения являются фундаментальными для страны, которая живет и в определенной степени продолжает жить теневой политикой и теневыми деньгами в политике. Для того, чтобы достичь критериев безвизового режима, Украина должна ввести нормы, которые бы делали все эти состояния прозрачными. Политики были вынуждены задекларировать свои доходы, расходы, свой образ жизни и тем самым показать, что что-то там было нечестно.

Возможно, за исключением тех, кто пришел из прозрачного бизнеса. Все остальные, а таких большинство, не могут ничего вразумительного сказать о происхождении своего имущества. И это для них невероятно болезненно. Это задело их настолько, что они до сих пор находятся в шоковом состоянии и думают, какие откатать эту реформу назад. Эту реформу будут пытаться уничтожить еще очень долго.

Кстати, именно этот критерий был выполнен Украины последним. В октябре 2016 года завершился первый этап электронного декларирования. И именно тогда Европейский союз окончательно признал, что Украина справилась с критериями Безвизовые. Другой пример - принятие антидискриминационного законодательства, в частности той поправки в Трудовой кодекс, которая устанавливает запрет на дискриминацию лица при приеме на работу по всем признакам, в том числе по признакам сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Эта поправка невероятно возмутила наших «скрепоносцив», которые считают себя защитниками традиционных ценностей. Они до сих пор мутят воду вокруг этой правки. Они до сих пор пытаются исключить из этого кодекса память о сексуальной ориентации, даже понимая, что это может стоить Украине безвизового режима.

Насколько факт присутствия Януковича во власти оттащил получения Украиной безвизовых?

Те трудности и драматические обстоятельства, которые Украина пережила во времена Януковича, дали о себе знать. Возможно, без этих потрясений можно было бы сделать больше.

Но когда речь идет о неэффективности государственной машины и популизм, там ситуация не очень и поменялась. После Революции достоинства прошло более трех лет, а мы только сейчас говорим о том, что мы достигли того результата по Безвизовые, который нам обещали уже много раз. Когда Украина получила план действий по визовой либерализации в ноябре 2010 года, Янукович пообещал, что Украина выполнит этот план за полгода. А прошло шесть. В этом смысле ответственность лежит и на старой, и в новой власти. Очевидно, что новой власти было несколько легче на волне революции достоинства и тех изменений, которые она требовала. Те же анти-коррупционные законы - это не только продукт безвизового режима, но и продукт давления общественности, существенно усилился после Революции достоинства. Тем не менее, даже после Майдана понадобилось три года.

Можно сказать, что при Януковиче делались те вещи, которые не были чувствительными для правящей элиты. Например, реформы, касающиеся Пограничной службы, создание Государственной миграционной службы. Это происходило еще тогда. То есть очевидно, что новая власть не на пустое место пришла. Но наиболее чувствительны реформы, которые затрагивают интересы правящего класса, пришлось делать уже сейчас. Тогда по ним не было никаких сдвигов.

Существует логика продолжение этих евро-оптимистичных движений - от получения безвизовых, к перспективам членства в Евросоюзе?

Я не думаю, что мы будем иметь какие-то феерические изменения в настроениях относительно Европы. Люди, которые хотят больше видеть Европу, воспользуются этой возможностью. Однако, это автоматически не приведет к существенному увеличению той части общества, которая заинтересована в путешествиях. Поэтому я не стал бы ожидать статистического роста евро-оптимизма. Другое дело, что, возможно, со временем в стране станет больше людей, которые вообще-то о том Европу знают, какие там бывали.

Я думаю, что сейчас Украина имеет достаточно инструментов, чтобы реализовывать свои евро-интеграционные планы. У нас есть тот набор орудий, который сегодня для Украины, по моему мнению, является достаточным. То есть мы сейчас не переварим больше, чем то, что записано в Соглашении об ассоциации.