Почему у общественности до сих пор нет доступа к досье кандидатов в судьи Верховного суда?

Собеседования с кандидатами на должности судей должны начаться уже в марте. Именно тогда и можно будет сделать первые выводы о работе Высшей квалификационной комиссии судей, - считают в «Честно»

Ирина Соломко: Подходит к концу срок, выделенный на проверку кандидатов в Верховный суд. В нашей студии Иван Пятак, аналитик кампании «Честно. Открытый суд». Есть здесь хорошие новости в процессе фильтрации кандидатов? Какой вес будет иметь оценка Высшей квалификационной комиссии судей и Общественного совета добродетели?

Иван Пятак: Сегодня как раз было обсуждение, где участвовали и члены Высшей квалификационной комиссии судей, и члены Высшего совета правосудия. И Высший совет правосудия склоняется к тому, что ведущую роль в назначении судей играть все же Высшая квалификационная комиссия и Общественный совет добродетели. У комиссии есть комплекс инструментов, именно она проводит конкурс, тестирование, собеседования. Общественный совет добродетели дает заключение относительно биографии претендента. И именно комиссия, а не Высший совет правосудия этот вывод должен принять во внимание.

Ирина Соломко: А каковы два основания для Высшего совета правосудия вмешиваться в отбор кандидатов?

Иван Пятак: Если есть сомнения в добропорядочности кандидата и если были нарушены условия конкурса. Но все же основную роль будет играть Высшая квалификационная комиссия судей.

Ирина Соломко: К процессу были допущены 653 кандидатов. Кампания «Честно. Фильтруй суд »всех их проверяла?

Иван Пятак: Да. Мы уже проанализировали кандидатов, действующие судьями высших специализированных судов, судьями Верховного суда, а также кандидатов из Киева и Киевской области. Это наибольший объем кандидатов, среди тех, кто подавались.

Ирина Соломко: Если смотреть на этих кандидатов, то к кому есть самые замечания у общественности?

Иван Пятак: Больше всего замечаний является действующим судей, потому что они уже долгое время в этой системе. Замечания касаются причастности к принятию сомнительных решений, непрозрачности состояния или их несоответствия образа жизни, неэтичного поведения, причастности к совершению уголовных преступлений. Это основной набор замечаний.

Любомир Ференс: А откуда вы берете эти данные? Судьи - это, как правило, темные лошадки. О них мало что же в открытом доступе. Предоставляет вам данные Высшая квалификационная комиссия?

Иван Пятак: Скорее наоборот, мы делимся данными с ВККС . Берем их из открытых источников. Например, обнародованные декларации родственных завязок, также электронные декларации и декларации по 2013 -2014 годы, хотя они не столь полными, как электронные. Также это открытые реестры юридических лиц, реестр недвижимого имущества и расследование о некоторых судей и их имущество, которое делали СМИ .

Любомир Ференс: Леонид Маслов с Общественного совета добродетели говорит, что мало информации о кандидатах в открытом доступе и ВККС до сих пор не выложила досье кандидатов на своем сайте, что должна была сделать два месяца назад. В доступе к этим досье было отказано также и журналистам. А вы говорите, что вам легко найти информацию. Что делать Общественном совете добродетели, которая не может найти информацию?

Иван Пятак: Я поддерживаю то, что сказал Леонид Маслов. Если бы были открыты досье на кандидатов, нам бы значительно упростилась работа. Там есть официальная информация, не требующая дополнительной проверки.

Ирина Соломко: Но кто подает эту информацию? Может Общественный совет добродетели доверять информации от ВККС ?

Иван Пятак: Проблема в том, что Общественный совет добродетели пока эту информацию даже не получает. Если бы она была, общественности было бы легче делать выводы. Для поиска информации требуется время и ресурсы, а они ограничены.

Любомир Ференс Чем мотивирует ВККС то, что до сих пор не предоставили доступ к этим досье?

Иван Пятак: Там технические проблемы с сертифицированными ключами доступа к системе. Та же история, что и с Назка прежде.