Появление Музея Революции Достоинства тормозит отсутствие решения Киевсовета о землеотводе

Об этом говорим с директором музея Революции Достоинства Игорем Пошивайлом. Анастасия Багалика Сегодня вы отчитывались о годе работы. Можете в целом сказать, когда появятся видимые результаты работы музея? Физически пока нет помещения, то когда он возникнет?

Игорь Пошивайло: раз результаты и есть. Этому была посвящена конференция. Действительно, нет помещения, нет физического пространства, не сформирован мемориальный пространство. Но есть определенные достижения. Это не годовщина моего директорства, а это годовщина самого музея. Потому что технически зарегистрировать музей должен директор. Поэтому, по сути, за два дня мы зарегистрировали музей. Это третий музей на моем счету.

Динамика у нас достаточно мощная. И это зависит не только от команды, но и от самой темы, от ее актуальности и надежд общества. И именно поэтому, те результаты, которые мы сегодня представили, это результаты за последние четыре месяца. Потому музей начал полноценно функционировать с июля месяца, когда мы открыли финансирование и начали формировать команду. И как раз знаковые события - это предоставление статуса музея национального 12 апреля, который позволил запустить формальные процессы.

С тех пор до сегодняшнего дня мы имеем ряд результатов в различных сферах. Во-первых, организацию-функциональная структура налажена. Мы продумали структуру музея в соответствии с его задач и ожиданий общества и это, по сути, три основных направления нашей работы: место памяти - сам музей с экспозиционной функции и фондохранилище; условный дом свободы - это и общественная платформа, которой, к сожалению, нет в центре Киева и которая будет активизировать гражданские инициативы, которые появились на Майдане.

Анастасия Багалика Я бы хотела вернуться к вопросу места музея. Он будет находиться на том участке улицы Институтская, которая сейчас незаполненная есть. Можете ли вы объяснить бэкграунд этой незаполненной участка?

Игорь Пошивайло: Этот участок имеет печальную историю. Поскольку там находилась галерея, где Национальный художественный музей как раз планировал разместить свои галереи, посвященные искусству 20 века и современном. Мне кажется, за несколько ночей это все было разрушено незаконно, не согласован с музеем, и затем этот участок был перепродан несколько раз предыдущей городской властью. И как раз после Майдана, когда место уже было определено исторически под открытым Революции Достоинства, оказалась эта история и неопределенность юридического статуса, поскольку на этом участке был арест Генпрокуратуры и сам участок находилась в судебном международном центре инвестиционных исков. Год с первого дня мы подавали ходатайство, поскольку сама эта участок определена не музеем, в частности, а экспертной средой семьями героев Небесной Сотни, активистами площади, обществом. В частности, это подтверждено Международным конкурсом "Территорий Достоинства».

Анастасия Багалика: За вот эти последние месяцы, пока вы уже официально и после конкурса является директором, удалось разработать механизм нахождения средств на строительство этого музея? Или о средствах еще не идет, потому с участком еще не все ясно?

Игорь Пошивайло: Это параллельные процессы. Поскольку механизм создания подобного музея вместе с политической волей был озвучен Президентом Украины 21 ноября по Дня Достоинства и Свободы. Такой музей уже не является общественной инициативой. Он родился с общественной инициативы и это государственный проект. Подобный комплекс все же должно быть под опекой государства. Здесь государство должно брать на себя определенную ответственность. И те средства, которые сегодня тратятся на право и на лево, несмотря на условия войны, несмотря на заклинания, что у государства нет средств, но по большому счету - это инвестиции в будущее. Создание подобного пространства: и мемориального и общественного. И именно поэтому президент предложил, понимая несколько лучше нас экономическую ситуацию, такую модель, как происходил Майдан, то так и будет создаваться этот музей общественными трудом. И мы работаем в направлении создания фонда целевого назначения.

Любомир Ференс: Сколько может стоить такой комплекс?

Игорь Пошивайло: В среднем за рубежом такие проекты стоят около 100 миллиона долларов. У поляков, например, 300 -400 миллионов злотых. Меня удивило, но в них почти все новые музеи - это музеи истории.

Анастасия Багалика: Когда будете регистрировать фонд, который позволит начать собирать деньги?

Игорь Пошивайло: Сейчас занимаемся уставной деятельностью. В принципе музей никакого отношения к фонду не должно иметь. Мы только инициируем.

Анастасия Багалика: То есть, все может происходить параллельно? Запустится фонд, начнется фандрайзинг, а потом, во время этого, музей как юридическое лицо может объявлять конкурс на архитектурное воплощение. Или как?

Игорь Пошивайло: Мы разработали своеобразную дорожную карту и алгоритм действий. И вот как раз создание формы и архитектурный конкурс - это шаги номер 3,4 , 5 . Первый вопрос - это земельный участок. Потому и приятная новость, которая как раз была подарком к годовщине музея, постоянная комиссия Киевского городского совета по вопросам градостроительства, архитектуры и землепользования предоставила разрешение на разработку проекта на землеотвод. Но это еще не гарантия, что земля будет отведена под музейный комплекс. В общем, эта процедура длится около года. То есть, разрабатывается проект, он проходит экспертизу, дается разрешение и принимается решение Киевского городского совета. А собирать средства и заниматься фандрайзинга стоит на конкретный проект.

Анастасия Багалика Вы все же хотите дождаться решения Киевсовета и тогда уже начинать и конкурс, и фандрайзинг?

Игорь Пошивайло: Мы уже имеем один конкурс, который закончился пока нечем. Это "Территория Достоинства». Море усилий, море позитивного опыта, но нет финала.

Анастасия Багалика: Решение Киевсовета по землеотводу, когда оно может потенциально возникнуть за этот год, который дается законодательством?

Игорь Пошивайло: Согласно официальным письмам Департамента земельных ресурсов такой процесс длится около года. Но мы понимаем, что сейчас Киевсовет пытается тоже найти пути ускорить этот процесс в юридической плоскости, поэтому ждем их решения.