«Со сходом снега можно рыть фундамент»: про первый дом для ВПЛ в Северодонецке

Наталья Соколенко: Почему вы решили заняться этим проектом? Константин Ильченко: Первопричиной является то обстоятельство, что огромное количество бойцов, офицеров сегодня принимают участие в защите нашей родины. Это и жители Донбасса, и люди из оккупированных территорий, из Крыма. Эти люди понимают, что после окончания войны они остаются под открытым небом.

Вторая причина — я и моя семья переселенцы, мой город Должанск оккупирован. Локомотивом в решении этих вопросов являются Солдатские комитеты, которые представлены военнослужащими ВСУ.

Виктория Ермолаева: В нашем эфире вы уже рассказывали об инициативе строительства жилья для ВПЛ, говорили, что начало вашей работы — пункт А, а недавно в Фейсбуке сообщили, что можно перейти к пункту Б — есть наработки.

Константин Ильченко: Да. И нам очень радостно от этого факта. В первую очередь, подготовлена сама программа. Солдатские комитеты стали разработчиками программы по Северодонецку. Идея развития территории объединила всех — мы были поражены. Очень мощное большинство депутатов горсовета поддерживают это.

Наталья Соколенко: А что с деньгами? Готовы ли депутаты местного и областного советов выделять деньги на реализацию ваших проектов?

Константин Ильченко: Не все так просто. Не местный и не областной совет выделяет деньги. Местный совет участвует в проектировании, помогает землей.

Земля уже есть, послезавтра на сессии будет принято решение, у нас готов финансовый инструмент, с которым можно идти к Гройсману, в профильное министерство к Туке, предметно говорить о деньгах.

Виктория Ермолаева: В нашем эфире вы говорили о 10 четырехэтажных домах в Северодонецке. Изменились планы?

Константин Ильченко: Сегодня утверждается программа, которая будет представлена двумя девятиэтажными домами и шестью четырехэтажными. Стоимость программы — более 360 миллионов гривен. Это десятая часть от потребностей по Северодонецку.

Виктория Ермолаева: Вы хотите получить деньги из бюджета или планируете привлекать иностранных доноров?

Константин Ильченко: Мы давно не живем иллюзиями. Я провожу встречи в профильных министерствах. Здесь нужно бить с двух рук. Да, у нас во власти не совсем те, кого бы мы хотели видеть. С другой стороны, подспорье, которые есть на сегодня, — профильные общественные организации.

Виктория Ермолаева: Когда жилье будет построено, это будет коммунальная собственность: нельзя будет его приватизировать. Переселенцы смогут проживать там долгосрочно, до момента, когда они сами захотят съехать?

Константин Ильченко: Да. Это очень мудрое решение. Сначала была очень сложная концепция профильных министерств. Когда начали все обсуждать в рабочих группах с местными депутатами, приняли решение.

Там есть еще одна проблема: масса очередников, которые не являются переселенцами, но стоят в очереди много лет. И здесь конфликт интересов. Мы говорим: придут деньги на территорию, город будет развиваться. Все понимают: как только мы освободим территории, основная масса переселенцев переедет в свои дома. Эта освободившаяся жилплощадь переходит очередникам.

Более того, мы нашли общий язык с местными властями относительно участников боевых действий, которые являются не только переселенцами, а и жителями этих районов. Будет выделена квота, у них будет приоритет — и здесь нет расхождений.

Наталья Соколенко: С чего нужно начинать, кого собирать вокруг, как действовать для реализации таких проектов?

Константин Ильченко: Если мы хотим сработать на результат, нужно правильно определить приоритеты. Мы должны понимать, что от закона не отойти. Закон прописывает, что без содействия местных властей ничего не будет. Начните уважать себя и партнеров — все будет получаться.

Солдатские комитеты приехали на сессию. И на сессии говорим, что нам нужны не какие-то сараи, в которых мы перезимуем, а качественное жилье. И депутаты в Солдатских комитетах увидели силу, которая говорит о правильных вещах, понимает, как это делать — и нам дают зеленый свет.

Как только вы нашли общий язык с местными властями, они начинают с вами сотрудничать. Дальше все зависит от уровня вашей подготовки.

Виктория Ермолаева: Какие ваши дальнейшие действия по жилью в Северодонецке?

Константин Ильченко: Через два дня я буду участвовать в сессии Северодонецкого горсовета, где планируется принятие программы. Встал вопрос, что нужно не говорить: 50% госбюджета, а 50% донорских, следует конкретно говорить о том, где бюджетные деньги — это деньги, которые Гройсман выделили из 10 миллиардов, или другие? Выясняем это. Второй момент: много разговоров о донорах, которые уже готовы. Но на каких условиях? Пока все было на уровне порхающих бабочек, а с решением сессии появится возможность предметно говорить по поводу этих денег.

Основная задача — не найти деньги (мы знаем, что они есть). Нужно отработать механизм (включится представительство Кабмина): как внедрять эти деньги, чтобы переселенец не платил за них. А мы предлагаем коммунальное строительство — инструмент решения этого вопроса. Мы уверены, что получим поддержку.

Виктория Ермолаева: Когда начнется строительство в идеальном варианте?

Константин Ильченко: Бюджет развития начинается с февраля-марта. За февраль нам нужно проделать работу по определению, с кем мы будем говорить и на каких условиях. Думаю, за февраль мы пройдем этот этап. А со сходом снега можно рыть фундамент.