Андрей Яцук о полиции Украины 2017, часть вторая

На самом деле бывают очень разные ситуации. Вот недавно я узнал о случае, который произошел еще до аннексии Крыма - там правоохранители задержали человека и передали ее российской стороне, совершенно не зафиксировав это в документах. Представьте себе, что вы вышли из дома, и здесь через несколько часов несмотря на свою волю вы уже в России, а никто об этом и не догадывается. Это нонсенс, таких случаев нельзя допускать.

- Структура абсолютно новая, то кто же вас учит и объясняет, как действовать в той или иной ситуации?

- На самом деле эта работа требует немного креатива. Мы ищем информацию, общаясь с людьми и пользуясь служебными полномочиями собираем информацию в органах полиции. Я могу зайти в любой участок полиции и получить копии определенных документов, которые не касаются тайны следствия. То есть я могу контролировать документы, которые аргументируют законность или незаконность задержания или практически любую процедуру, которую проводит полицейский, где может быть нарушены права гражданина.

Можно сказать, что я полицейский для полицейских. То есть, если полицейские следят за соблюдением закона гражданами, то наша служба рассматривает законность уже с позиции полицейского.

- Вы рассказывали о тренингах для полицейских. Были такие проведенные на Волыни?

- Да, мы организуем их еженедельно, уже были в 8 отделах. Выбираем определенный отдел полиции и приезжаем туда вместе с общественными активистами или представителями союзов. Вот, к примеру, представители Украинского Хельсинского союза по правам человека пообещали посодействовать материалы о пыток, которые, к сожалению, до сих пор является распространенным прецедентом нарушений прав человека.

- По вашим наблюдениям, как реагируют на информацию на тренингах?

- Реакция специфична, я бы сказал. Вот, например, если говорить о дискриминации, которую испытывают переселенцы с Востока. Часто на них обычные люди реагируют предвзято - кто-то не берет на работу и не предоставляет жилья, кто-то наоборот. Кто-то говорит, что если бы эти люди вышли в определенный момент на улицу, то не было бы АТО. А самую бурную реакцию вызвали разговоры о дискриминации на сексуальной почве. Наша задача объяснить полицейским, что они не должны проецировать на работу свои симпатии ли симпатии, а должны руководствоваться исключительно законом.

Кроме того, иногда бурную реакцию вызывает и в наше появление, так как не все готовы к тому, чтобы их проверяли. Поэтому еще одна наша задача - растопить этот лед и объяснить, что я здесь не для того, чтобы найти крайних, а чтобы выявить проблемы и помочь с ними справиться.

- Полицейская реформа движется не слишком быстро, особенно за пределами областных центров, поэтому часто в районах на местах работают люди предыдущей системы, которые привыкли работать другими методами. Замечаете ли вы в них изменение отношения к работе и как считаете, готовы ли они воспринимать изменения?

- На самом деле даже в районах очень много новых людей. То есть они работают по несколько лет в правоохранительных структурах. Некоторые из них полностью поддерживают реформу полиции и готовы работать, им нравится новая схема работы. Но часто они акцентируют внимание на отсутствии рычагов воздействия на нарушителей.

Я замечаю, что они воспринимают информацию, которую я пытаюсь донести до них, даже делятся проблемами. Это важно, ведь мы приходим, чтобы говорить о таких вещах, вещи, которые важны им. Где-то не нравится материальное обеспечение за отсутствия которого они не могут качественно выполнять свою работу. Где-то не хватает личного состава, так иногда отделы НЕ доукомплектованы на десятки людей. Многие хотят работать и работать правильно.

- Может ваше управление каким-то образом влиять на такие вещи, скажем, инициировать улучшения материального обеспечения?

- Это не наша компетенция, но мы стараемся поднимать эти вопросы, потому что не стоит забывать, что полицейский - тоже человек. Поэтому если мы можем где-то в этом помочь, то делаем это всеми доступными методами.

И сам полицейский, если он не защищен, в том числе и законодательно, не сможет делать свою работу эффективно. Я тоже раньше работал в патрульной полиции, поэтому это хорошо знаю. Патрульные, к примеру, до последнего стараются не применять спецсредств. Да и люди относятся к этому по-разному. Но есть нарушители, по которым этого не избежать.

- Вы патрулировали улицы в службе мониторинга. Как считаете, этот опыт помогает вам на новой должности?

- Очень помогает. Часто люди жалуются из-за того, что не знают, как должны действовать полицейские. Есть и когорта, которая просто жалуется на всех. Есть люди, которые зачем-то обманывают. Но есть и те, кто жалуется на действительно неправильное поведение полицейских. В отделе я много работал с жалобами. Большинство случаев не подтверждаются, опять же по незнанию законов и полномочий. Такие жалобщики в большинстве стоят на позиции, что имеют только права, но не имеют обязанностей. Доходило до абсурда: мужчине сделали замечание, что пил на скамейке возле дома, а он утверждает - я там всю жизнь пил и буду пить, и идет жаловаться на полицейского. © newsgg.org