Состояние правовоохоронной сферы похоже на ситуацию после Октябрьской революции, - Баганец

Трагедия в Княжичах - это последствия так называемой реформы правоохранительной системы, - Алексей Баганец
Алексей Баганец, заместитель Генерального прокурора Украины ( 2014 -2015 ), рассказывает о реформе правоохранительной системы.

Михаил Кукин: Одной из топ-тем последней недели тема депутата Онищенко. Вчера скандальный ресурс «Страна. UA» опубликовал первую часть якобы записи разговора Онищенко с Олесем Долгим. Сам Довгий уже признал, что переговоры были, хотя достоверность этих записей еще не подтвердил. Парламент инициировал создание следственной комиссии, но я еще ничего не слышал о реакции по этому поводу нашей правоохранительной системы. Что вы скажете по этому поводу?

Алексей Баганец: Я с 2012 года постоянно критиковал принятый еще при власти Януковича Уголовно-процессуальный кодекс Украины, я говорил о том, что он неэффективен, что он будет препятствовать бороться с преступностью и способствовать нарушению прав граждан. Но как бы его ни критиковали, но в статье 214 УПК четко написано о том, что любая из заявлений сообщение о преступлении или самостоятельное выявление следователями и прокурорами с любого другого источника обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного преступления следователи и прокурор должны немедленно, не позднее 24 часов, зарегистрировать в едином реестре досудебных расследований и начать следствие.

Елена Терещенко: есть дело Онищенко - это повод для того, чтобы начать следствие?

Алексей Баганец: Конечно.

Михаил Кукин: И даже публикация в СМИ является таким приводом.

Алексей Баганец: Конечно. Это тоже подходит под тот источник, из которого данные или обстоятельства тоже могут свидетельствовать о том, что совершено уголовное преступление.

Регистрация уведомления не означает, что уже установлена ​​чья-то вина, но проводить досудебное расследование по этому факту надо обязательно, чтобы либо подтвердить то, что говорит тот же Онищенко, или опровергнуть это.

Михаил Кукин: Более того, сейчас в СМИ распечатки аудиорозмовы Онищенко определенным образом комментируются и не исключено, что они объясняются под определенным субъективным углом зрения.

Алексей Баганец: И мы же не уверены, что на этих пленках записаны разговоры именно нашего президента или кого-либо из народных депутатов. Без проведения предварительного расследования и аудиоэкспертизы невозможно подтвердить, были такие разговоры.

Елена Терещенко: Сейчас в парламенте есть инициатива создать очередную следственную комиссию по делам коррупции и речь идет именно о записи Онищенко, но мы знаем, что это ни к чему не приводит. Кто на самом деле должен заниматься этим следствием: народные депутаты или прокуратура, суд и следственные?

Алексей Баганец: Конституция Украины говорит, что должностные лица, органы государственной власти должны действовать таким образом в пределах своих полномочий, согласно украинскому законодательству, то есть народные депутаты должны заниматься законотворческой деятельностью, а органы предварительного расследования - своим делом, а именно - регистрировать уголовные правонарушения и проводить досудебное следствие.

О создании следственной комиссии, я считаю, уже достаточно манипулировать сознанием людей, чтобы они полагались на ее деятельность. Представьте себе, в Украине до сих пор нет закона, регламентирующего деятельность этих следственных комиссий. То есть правовые последствия могут иметь их результаты и выводы? Абсолютно никакие. Это делается больше для пиара или чтобы поквитаться со своими политическими оппонентами.

Если мы идем в Европу и говорим всем, что мы правовое демократическое государство, мы должны действовать в соответствии с теми полномочиями, которые выписаны Конституцией и законами Украины.

Елена Терещенко: И давайте перейдем к следующему скандала с Новинским. Вчера было заседание регламентного комитета Верховной Рады. По выражению одного из депутатов, комитет решил ничего не решать, а решать он будет вроде завтра, и последнее слово будет за спикером парламента и Верховной Радой.

Новинского обвиняют в похищении священника Лесенка якобы для того, чтобы вместо митрополита Владимира, который в то время болел, поставить на его должность креатуру Януковича. Есть заявление Лесенка, но Новинский, конечно, с этим не соглашается.

Михаил Кукин: Конечно, можно было бы поверить, что это политическое преследование оппозиции, поскольку Новинский - депутат от «Опоблоку». Но многие депутаты от «Опоблоку» прекрасно себя чувствуют при нынешней власти.

Алексей Баганец: Мне трудно комментировать это в чисто политической плоскости. Я выскажусь как специалист в правоохранительной сфере. Прежде всего, я хочу сказать, что факт лишения свободы Лестница и укрытия его в разных местах работниками тогдашней милиции действительно был. То, что этот факт имел место именно с мотивами влияния на тогдашнего владыку русской православной церкви, тоже доказано. Сейчас я, конечно, не имею доступа к нынешнему уголовного производства по этому делу, и поэтому я не знаю, достаточно ли данных уголовного производства, которые бы свидетельствовали или давали возможность подозревать именно Вадима Новинского в причастности к этому уголовного преступления.

В этом случае стоит отметить, что, в отличие от случая с депутатом Мосийчук, процедура уведомления о подозрении Новинскому о его привлечении к уголовной ответственности была соблюдена.

Михаил Кукин: Но и на примере Онищенко, и на примере Клюева мы знаем, что люди успевают покинуть пределы Украины.

Алексей Баганец: По этому поводу я слышал и выступление заместителя Председателя Верховной Рады Украины, что в таких народных депутатов надо немедленно убирать паспорта, но если мы хотим идти в Европу и получить безвизовый режим с Европой, мы должны строго придерживаться тех принципов, которых придерживаются в Европе. Прежде всего, это принцип верховенства права. Нельзя человека ограничить законом свободно передвигаться. Надо четко предусмотреть Конституцией, когда человека можно лишить свободы свободно передвигаться или покидать пределы Украины. Для этого надо внести представление на сессию Верховной Рады и проголосовать. У народного депутата поэтому и существует иммунитет, чтобы нельзя было использовать правоохранительные органы, для того чтобы свести счеты со своими политическими оппонентами.

Михаил Кукин Несколько правозащитников в этой студии говорили, что Украина еще никогда не была такой далекой от правового государства, как после революции Достоинства, которая имела совершенно противоположную цель.

Алексей Баганец: Я могу с вами согласиться, что, к сожалению, новая демократическая власть, и законодательные акты, которые она приняла после Революции Достоинства, не направлена на строгое соблюдение прав и свобод граждан и обеспечения выполнения государством взятых на себя обязательств Конституции по защите граждан от преступных посягательств.

Когда на моих глазах принимали законы, которые откровенно противоречили Конституции Украины, и вводили их в действие, для меня это было дико.

Как может, например, существовать та же прокуратура с октября 2014 года, когда в законе о прокуратуре были записаны одни функции прокуратуры, а в Конституции продолжали действовать предыдущие? Как можно было ограничить или лишить прав граждан в новом законе, которые они имели в предыдущем законе о прокуратуре?

А что мы сделали с реформами в Национальной полиции? Я еще в ноябре 2015 года предупреждал, что при таком подборе кадров в патрульную полицию, мы этих молодых необученных людей просто бросаем на улицу, где они столкнутся с жестокой уличной преступностью, и эти дети будут погибать.

Елена Терещенко: есть в этой трагедии в Княжичах вы видите последствия этой системы?

Алексей Баганец: Да, это последствия так называемой реформы в Национальной полиции, и когда мы таким же образом формировали аттестационные комиссии для подбора кадров в Нацполицию, когда мы подбирали руководителей во вновь в Национальное антикоррупционное бюро. Подбором кадров, тем более на руководящие должности в правоохранительные органы, у нас занимались люди, некомпетентные в этом. И поэтому, когда я слышу комментарии спикеров Министерства внутренних дел о причинах произошедшего в Княжичах, я ответил бы им одним словом. Они разрушили во время так называемых реформ систему Национальной полиции. Если раньше на местах начальник тогдашнего УВД области в своем подчинении имел все без исключения структурные подразделения, которые есть в системе Министерства внутренних дел, то нынешний начальник Национальной полиции, например, Киевской области, в своем подчинении имеет только уголовный розыск, следственные подразделения и участковых.

Михаил Кукин: Очень часто говорят, что о непрофессионализме в нынешней системе говорят только бывшие обиженные кадры.

Елена Терещенко: А мне эта ситуация напоминает события после революции 1917 года.

Алексей Баганец: Вы у меня с языка сняли. Я об этом уже много писал и говорил. Мне нынешняя система в правоохранительной системе Украины, к сожалению, напоминает первые 2 -3 года тогдашней советской России, когда все работники полиции и прокуратуры были освобождены, и на их место пришли каторжане, бывшие рабочие заводов, политзаключенные, матросы, солдаты. Это привело к тому, что в советской России был настолько велик разгул преступности, дошло до того, что тогдашний вождь международного пролетариата, проезжая поздно вечером Москвой на своей служебной машине с охраной, был остановлен в центре Москвы известным бандитом кошельков, он был выброшен из машины, получил удар ногой и был вынужден добираться в Совнарком пешком.

Только после этого было срочное тайное заседание Совнаркома, и было принято решение о привлечении специалистов. И бывшие специалисты возвращались и помогали новой так называемой советской милиции заниматься помощью по организации ее работы.

Я никогда не соглашусь с теми упреками, что это слова бывшего оскорбленного сотрудника системы, потому что мне уже нечего возвращаться в прокуратуру. Мне 63 года, и я свое в прокуратуре уже отработал. © newsgg.org