Чтение с детьми и для детей: говорим с гуру чтения Татьяной Стус и Татьяной Овчар

В студии Татьяна Стус , основательница портала детской книги «Барабука» и Татьяна Овчар , организатор чтений для детей.

Лариса Денисенко: Что для вас самих означает чтение?

Татьяна Стус: Для меня это и профессия, как редактора и промоутера детского чтения, и писательницы, то есть фактически, чтение - это 70 % моей жизни.

Татьяна Овчар: Для меня чтение - это чтение с удовольствием, это возможность окунуться в другой мир, погрузиться в чужие мысли, анализировать свои возможности побыть с собой наедине и вступить в полемику с автором.

Лариса Денисенко: Насколько часто вы замечаете, что ребенок готов строить диалоги с автором или героями книг?

Татьяна Стус: По моим наблюдениям, дети к этому готовы, потому что им свойственна такая деятельность - вступать в диалог, которым он там не был бы ли книжный диалог, или диалог между куклами и машинками. Поэтому, когда не потеряна момент осознания, что это диалог, он запускается у ребенка идет активно, обогащает кругозор, сосредоточение на понимании. Но есть много соблазнов, которые отводят от книжных предложений, так как в книжке не нарисовано все готово, нет готовых алгоритмов, как в компьютерной игре. Поэтому здесь важно не пропустить этот процесс, обеспечивающий дальше раскрывал внутренний диалог и диалог между воображаемым.

Татьяна Овчар: Я тоже считаю, что дети готовы к диалогам, и они их проводят. Мы уже дважды в небольших группах читали одну и ту же книгу «Колобок». Ее можно читать снова и снова, потому что дети довигадують, потому что им не всегда нравится финал. Они придумывают других героев, прочую утварь Колобка, другие обстоятельства путешествие. И самый обычный Колобок становится начиненный различными характерами.

Лариса Денисенко: Таня, у тебя был огромный опыт общения в этом году с различными медийными лицами. Это и доктор Комаровский, и Светлана Ройс, то есть это другой спектр людей, которые касаются чтения, но не напрямую. Насколько вважливо проговаривать детское чтение даже как методику с известными врачами и психологами?

Татьяна Стус: Вообще проговаривать это с медиаперсон чрезвычайно важно. Ведь широкая аудитория смотрит телевизор и считается с мнением людей, которые находятся на верхушке информационных волн. Было бы замечательно, как бы эти люди, по мнению которых считаются, говорили о важности детского чтения, это приобретает особое резонанс. И мы видим результаты, когда нам удается привлечь к своим промоций звезд, мы сразу имеем большую аудиторию.

Было бы замечательно, как бы эти люди, по мнению которых считаются, говорили о важности детского чтения
Лариса Денисенко: Я видела в метро постеры, известные отцы читают с детьми. Насколько нам всем верится, что это имеет место в отношении известных людей?

Татьяна Стус: Это как со школьными учебниками. Когда его делает чисто научный, получается что-то такое, непонятное для детей. Когда эта работа идет, например, в диалоге с писателем, тогда легче достучаться до своей аудитории. Действительно, и я тоже наблюдаю, что иногда это просто чисто реклама, потому что телевидение - это во многом рекламный контент. И когда привлекают человека, которому просто заплатили, то можно заметить определенную фальшь, и дети это тоже замечают. Есть одна известная передача для детей, где читают, и я знаю отзывы детей по ней - в них закрывается это восприятие. И у нас растет поколение детей, слепые на рекламу, в них она звучит фоном. И для того, чтобы пробиться, и это зазвучало НЕ фоном, надо немножко глубже подкапывать эту тему.

Лариса Денисенко: Кого бы дети воспринимали как успешную модель человека, читает? Или это могут быть и не люди, а, например, зверики в зоопарке?

Татьяна Овчар: Мои дети, например, очень хорошо воспринимают, когда им читают мама, папа, брат, сестра. Еще мы очень любим слушать аудиозаписи в машине, когда мы едем в дальнее путешествие, мы изучаем на память все, и затем повторяем в разных голосах. Однако когда аудиозапись сделан голосом, который никто не воспринимает, то теряется весь смысл и желание слушать.

Лариса Денисенко: Какие сейчас новые взгляды на полезность чтения?

Татьяна Стус: Развитие эмоционального интеллекта очень сильно связан с чтением. Один из самых известных фактов для убеждения, почему стоит читать с детьми, а не смотреть мультики, потому что у ребенка включается образное мышление. Ведь когда ребенок потребляет мультик, там уже готовые картинки и все последовательности, а во время чтения включают именно те методы, которые тренируют воображение, внимание, сосредоточение.

Кроме того, я не раз сталкивалась с вопросом мам, которые говорят, что вот я читаю, а ребенок бегает по всей комнате, и я не знаю, что делать - прекращать чтение или нет. И другие мамы отвечают, что читать надо, потому что сейчас дети гиперактивные, и потом выяснится, что ваш ребенок все очень четко услышала и увидела.

Один из самых известных фактов для убеждения, почему стоит читать с детьми, а не смотреть мультики, потому что у ребенка включается образное мышление
Лариса Денисенко: С чего лучше начинать чтение? Возможно по рисованию с одновременным прослушиванием книги?

Татьяна Овчар: Я расскажу о наших чтения. Мы встречаем, знакомимся, читаем книгу, которую выбрали. Иногда ее выбирают даже сами дети. После чтения мы книгу воспроизводим, каждый имеет возможность создать свою собственную книгу на основе прочитанной. Там ребенок может изменить сюжет, может не изменить, может придумать героев, может взять свои цвета, свои структуры. То есть выходит книга, будто перепев книги автора. А после такого создания книги, мы ее переживаем иначе, мы можем ее поставить в театре, проговорить другое окончание и подумать, почему такое заключение, а не иначе.

Лариса Денисенко: Каких героев и героинь сейчас нуждаются дети, а остается пожизненно? Насколько деткам нравится кто-то, о ком мы уже рассказывали, или они хотят создать своего персонажа?

Татьяна Стус: Мы заметили у детей, что очень нас поразило: они обновляют интерпретации. То есть добавляют интерпретаций том, о чем мы с детьми не говорим. Например, любовная связь Деда Мороза и Снегурочки. Нет, они не думают, что она внучка, но они ставят образы из известных сказок, например, «третий лишний» был Святой Николай. Они придумывают столь парадоксальные ходы, которые могут так же парадоксально развились в сюжет, потому что они пишут истории на написатори. Мы читаем их истории и прозреваем от того, насколько раскованное мышление у этих детей.

Но очень не хватает персонажей, вот здесь и теперь похожи на читателей. Например, подростковая книга, которой у нас очень много появляется переводной - там современные дети, но это не те дети, которые живут в этой стране, при этих обстоятельствах, с этими праздниками, то есть они читают не о себе. К счастью, уже появляются у нас авторы, которые берут за персонажей, например, украинских школьников.

Лариса Денисенко: Какие персонажи, по мнению детей, должны продолжать свою жизнь? Или они хотят, например, чтобы дальше что-то творилось с Котигорошком?

Татьяна Овчар: С Котигорошком хотят. Мой старший сын, например, обожал «Винни и его друзей». И когда книга продолжилась в журнале и в других книгах, он, придя, не выкинул ни одного журнала, они остались для него теплым воспоминанием. Он очень жалел, что журнал не выдается. Я не знаю, в какой бы степени ему хотелось встретить этих героев. Возможно, кто-нибудь напишет о том, как они выросли.

Нашим детям нужно говорить с живыми современными писателями, особенно в контексте нашей страны и нашего времени, когда в школе всех напаковують достижениями мертвых писателей, которые ничем не говорят ни к сердцу, ни к мозгу ребенка
Лариса Денисенко: Какие герои современного сочинительства нуждаются, на ваш взгляд, продолжение?

Татьяна Стус: Я сразу подумала о трилогии Сергея Оксеника «Лесом, небом, водой». Это удивительное произведение, который будет классикой. Это удивительная книга, которую можно читать младшим детям, подросткам и взрослым. Я бы хотела и дальше, и дальше читать это как детское произведение.

Так же сказка о «нескладуха» имеет продолжение, и произведение Мии Марченко - это то, что читают подростки, которые еще хотят сказок, но эти сказки уже должны быть более сложными. И бесспорно, серия, которую выдает издательство «Академия» для подростков, там каждая вторая книга требует продолжения развития сюжета, потому что персонажи доходят до определенного предела своего подростковой жизни, к определенному инсайда, и хотелось бы посмотреть, какие инсайды идут дальше.

Лариса Денисенко: Насколько нашим детям, как маленьким читателям, нужно говорить вживую с писательницами и писателями?

Татьяна Стус: Очень нужно, особенно в контексте нашей страны и нашего времени, когда в школе всех напаковують достижениями мертвых писателей, которые ничем не говорят ни к сердцу, ни к мозгу ребенка. Поэтому мы начали реально работать с лоббированием современной детской литературы в школе, в частности, изменили программу начальной школы, выдав Хрестоматию современной детской литературы. И мы видели, состоявшемся резонанс с включением современных живых писателей. Это влияет и на рекламу, и на идентификацию ребенка, будет себя видеть вот здесь в этом мире, а не искать, с чем бы себя ассоциировать в стихотворении Шевченко: «Мне тринадцать было, я пас телят ...». Поэтому мы и дальше будем работать, и все же сдвинем мертвые тяжелые камни.

Лариса Денисенко: Чему способствует чтения с детьми?

Татьяна Стус: Прежде всего, способствует теплым и душевным отношениям родителям с детьми. Мы часто ищем повод общаться или не общаться, но читая совместно книгу, играя с ребенком, то смешно прочитывая, мы соединяемся, стираем эти границы между взрослым и ребенком.

Татьяна Овчар: Чтение с родителями способствует тому, что дети и родители - это одна семья и это непрерывная связь, бесценное время, проведенное с детьми.


« Ранее Какие шансы у Собчак на выборах президента?

Далее » Геополитическая апория: путь России – догоняющая-угоняющая-дисквалификация-дого...





© newsgg.org
По этой ссылке вы узнаете, какая Зарплата геодезиста (подробности).