Недоступная информация для журналистов, как ее получать и добывать?

Проблемы с доступом к публичной информации - одна из самых распространенных категорий нарушений прав журналистов на Львовщине

Профессия журналиста никогда не была слишком простой, если это, конечно, не «copy + paste». Человек с диктофоном или камерой - объект повышенного внимания. Она вызывает раздражение, беспокойство, иногда агрессию. Журналистам не дают работать, уничтожают их имущество, избивают, запугивают, похищают, иногда даже убивают. Журналистам препятствуют в доступе к информации, их цензурируют, на них давят. Так, по данным Института массовой информации , с начала 2017 года в Украине зафиксировано 173 случая нарушения свободы слова. По каждому случаю стоят журналисты, которые не могут должным образом выполнять свои обязанности, и читатели, зрители, слушатели, лишены контента.

Львовщина на этом фоне - сравнительно спокойный регион. Здесь происходит не так много потрясений. Время и у нас случаются нападения на медийщиков и препятствование выполнению журналистских обязанностей (например, случай в Золочеве, где репортеру местного онлайн-издание мешали снимать на месте ДТП). Однако одна из самых больших проблем, с которой журналисты сталкиваются регулярно - доступ к информации. Известной становится только часть случаев, когда распорядители информации не предоставляют ее СМИ. А сколько журналистов, так и не получив нужных данных, опустили руки и отложили темы? Также в разгар мусорного кризиса многие СМИ сталкивались с проблемой отсутствия достоверной информации и невозможности получить точные данные от власти, а следовательно, не могли помочь своим читателям разобраться со сложной ситуацией и понять, кто виноват и что делать.

Попробуем выяснить, почему закон о доступе к публичной информации не всегда работает в наших реалиях, и что делать журналисту, чтобы все-таки получить нужные ему данные.

Почему распорядители информации не отвечают на запросы журналистов?

Валерия Печеник, редактор онлайн-издания «Дивись.info» (ресурс неоднократно имел проблемы с доступом к информации) рассказывает, что часто распорядители не отказывают прямо, а игнорируют запросы, вообще не дают ответа или отвечают длинными листьями и вовсе не на поставленные вопросы. По ее словам, каждый третий-четвертый запрос является проблемным.

Это происходит по нескольким причинам, - говорит она. -Во-первых, часто распорядители относятся к ответам на запросы так, что "все, что вы скажете может быть использовано против вас", и поэтому не хотят лишний раз подвергать себя опасности. Во-вторых, эти органы часто не знают законов. Например, в законе "О публичной информации" говорится, что мы имеем право запрашивать ее в любое удобное нам способ, но попробовать объяснить по телефону, что нам нужен ответ на вопрос, например, "сколько детей стоит в очереди в садик", а это одна цифра, просто невозможно. Нас возвращают в письменных запросов, и мы вынуждены ждать минимум пять дней. В-третьих, у нас реально нет действенного и быстрого механизма привлечения к ответственности за непредоставление публичной информации, обжалование через уполномоченного или полицию длится месяцы ».

Журналистка издания «Наши деньги. Львов » , что в силу своей специфики имеет не одну историю борьбы за информацию, Александра Губицкий объясняет: основная причина отказов или игнорирование вопросов в запросах - нежелание предоставлять важную информацию журналистам с расчетом на то, что они« отстанут »и займутся чем-то другим, особенно, если тема скандальная, касается бюджетных денег, криминала и тому подобное.

«Добиваться получения публичной информации трудно и долго, а потому большинство журналистов мирится с отказами. Мы на своей шкуре сейчас испытываем, что такое судиться за публичную информацию. Во-первых, надо заплатить судебный сбор. И если таких исков много, то не все редакции и журналисты готовы платить. К счастью, юридическую помощь журналистам предоставляет Институт развития региональной прессы, а потому отпадают расходы на юриста. Во-вторых, и это главное, судебный процесс съедает много рабочего времени. Вот нам СБУ проиграло в первой инстанции, но подало апелляционную жалобу. И снова надо на заседание ходить, а потому желания судиться отпадает », - рассказывает она.

Наталья Патрикеева, журналистка издания «Доступ к правде» , что судится с «Львовэлектротранс» из-за непредоставления информации, склонна трактовать ситуацию с запросами оптимистично: « На самом деле, большинство распорядителей последнее время на запросы отвечают. Есть там и информация, которую журналист спрашивал - это уже другой вопрос ».

Что нужно сделать, чтобы получить нужную информацию? Есть ли какие-то секреты и тонкости?

Есть простые правила написания запроса, которых следует придерживаться. Кроме требований, указанных в законодательстве (о них подробно можно почитать во многих изданиях, в частности в пособии « МедиаКомпас Путеводитель профессионального журналиста », созданном експертка ИМИ Еленой Голуб), хорошо знать еще некоторые нюансы.

Наталья Патрикеева советует: « Первое - правильно и четко формулировать вопрос. Не может быть: "Как вы считаете, что изменилось за последние 20 лет в области и кто в этом виноват?". Лучше спрашивать конкретные данные, показатели, числа, копии, документы, приказы. И, конечно, желательно присылать запрос правильном распорядителю, потому что потом все эти пересылки отнимают время.

Второе - очень желательно после отправки запроса позвонить и спросить входящий номер. Таким образом журналист страхует себя от того, что кто-то мог не получить письмо, или он потерялся. Звонок распорядителю - это сигнал серьезных намерений журналиста получить ответ на запрос.


« Ранее Еще не достало, но уже накипело

Далее » Почему автор книги о лаконичном письме заставил себя читать огромный текст





И третье, наконец, самое сложное. Если ответ журналиста не устраивает, стоит отправлять повторные запросы с уточнениями и, например, разъяснением юриста, чего распорядитель должен предоставить информацию. Если это не помогает - обращаться с жалобой к омбудсмену или в суд. На это нужно потратить время, но, если информацию скрывают, то оно того стоит. Кроме того, есть инициатива "На суд за доступ», которая помогает журналистам оплатить по таким делам судебный сбор ».

Если информацию все же не предоставили, как действовать?

Юрист ИМИ Максим Ратушный считает, что ссылки на действующее законодательство и аргументация по поводу обязанности предоставления информации может побудить распорядителей к действиям. Среди действенных методов он называет обжалования незаконных действий распорядителя к высшему руководству, представителя Уполномоченного по правам человека, суд или полиции: « В случае непредоставления информации есть несколько возможных вариантов развития событий (могут использоваться как отдельно, так и все вместе):

- обжалование решения об отказе в предоставлении информации к руководителю распорядителя / высшего органа в структуре / суда - инструменты для обжалования решения по существу и получения информации по результатам такого обжалования;

- составление жалобы к представителю Уполномоченного о нарушении - инструмент для наказания ответственных за правонарушения, в рамках законодательства об административных правонарушениях;

- составление заявления о преступлении в милицию по поводу препятствования законной профессиональной деятельности журналиста путем непредоставления информации - инструмент для наказания ответственных за преступление в рамках уголовного законодательства ».

Впрочем, он отмечает, что обращение к уполномоченному может касаться только факта наказания, а в большинстве случаев журналисту нужно все же получения самой информации для материала, а не наказание чиновника штрафом. Поэтому более действенным считает обращение в суд, впрочем, добавляет, что быстрым этот метод не является.

Журналисты жалобы к Уполномоченному считают не самым лучшим методом: во-первых, не всегда такие жалобы имеют положительные для журналиста последствия, а во-вторых процесс может затянуться на месяцы, для медийщиков, особенно тех, кто работает в онлайн-изданиях, критически. « Мы, например, обжаловали один ответ у уполномоченного в феврале, в апреле получили от секретариата уполномоченного письма, дело передали в полиции, в июле - что полиция не нашла состава преступления », - говорит редактор «Дивись.info».

Журналисты сходятся во мнении, что действенным механизмом является огласку - часто даже упоминание о том, что информация не была предоставлена, может сдвинуть дело.

Понятно, что не все распорядители скрывают информацию и игнорируют запросы, но есть определенная тенденция, которую может сломать настойчивость, ориентация в законодательстве и публичную огласку. Стоит учить будущих журналистов добывать информацию еще со студенческой скамьи, чтобы профессиональная жизнь не стало для них неожиданностью, а чиновникам напоминать, что ответ на запросы - это часть их работы. © newsgg.org
По этой ссылке вы узнаете, какая Зарплата библиотекаря (подробности).