Заключить журналиста - значит заставить его замолчать?

«В турецкой тюрьме заключенные платят за электроэнергию», - такими словами начинается первый текст из цикла о заключенных и преследуемых в мире писателей и писательниц. Пишет об этом чешский публицист и переводчик-германистка Тереза Семотамова. Кажется, у Терезы будет о ком написать: в одной только Турции состоянию на май 2017 240 журналистов были за решеткой.

10 января 2018 писательница и журналистка Аслы Эрдоган получила премию Симоны де Бовуар. Ее обычно дают активистам и активисткам, которые отстаивают права и свободы человека. Эту премию также получали Бангладешская писательница Таслима Насрин, российская писательница Людмила Улицкая и пакистанских активистка Юсуфзай. И во избежание недоразумений: Аслы НЕ родственница турецкого президента, Эрдоган - это распространенное в Туречини фамилию. Более того, писательница с президентом в весьма плохих отношениях.

После неудачной попытки военного переворота в 2016 году турецкий президент Эрдоган, считает журналистов «богами терроризма», решил, что их надо прижать, и дошло до нескрываемым чисток в армии, судебной системе, образовании и также в культурной сфере. Закрылись около 150 редакций изданий, радиостанций и типографий. Общее количество заключенных журналистов - 310, 180 из них до сих пор в тюрьме. Самыми яркими представителями этого необоснованного заключения является как раз-таки Аслы Эрдоган, а также Дениз Юджель, немецкий журналист турецкого происхождения. Несмотря на то, что турецко-германские отношения напряжены, можно это почти годовое, незаконное заключение Юджель считать символическим.

Аслы наконец отпустили, она провела за решеткой «всего» 136 дней за якобы государственной измене и членство в террористической организации, а конкретнее то, что входит в редакционный совет прокурдской газеты Özgür Gündem, куда и писала как колумнистка. В этом абсурдное то, что, по словам Аслы, ее функция была вполне символической, так как совет никогда не заседала. Она также говорит, что сидела в плохой одиночной камере, за несколько дней пребывания там впала в состояние летаргии, затем зацикливалась на одних и тех же мыслях. А Юджель сидит до сих пор, кстати, также в одиночной камере. Только в последнее время ему стали позволять выходить на улицу, где он может увидеть других заключенных.

(В своем тексте из тюрьмы, опубликованном в немецкой газете Die Welt он пишет, что должен в заключении платить за электричество, зато парикмахерские бесплатные. «Этот парикмахер, кстати, не заключенный, мы тут не в каком безумном сериале с нетфликсу. Это наемный работник в тюрьме. и он действительно умеет делать то, что делает. Мы уже договорились, что, когда освобожусь, то и дальше ходить к нему стричься » ).


« Ранее Как data-журналистка Ярина Серкез вместо испанской изучила JavaScript

Далее » Анатолий Василенко: полвека рисованных историй





После освобождения Аслы не могла выехать из страны, такое разрешение ей дали только через полгода. Паспорт получила в сентябре 2017, поэтому ей удалось поехать в немецкий город Оснабрюк, где ее наградили премией за мир Эриха Марии Ремарка. И с тех пор в стране она не возвращалась. В марте этого года должен состояться суд, где ей грозит пожизненное заключение.

В телеинтервью для канала Франция24 Аслы подтвердила, что, пусть считается пессимисткой, она действительно не видит, чтобы ситуация улучшалась: «Людям страшно дышать. В Европе только и слышно о заключении писателей, журналистов. Но и тысячи студентов попадают в г рати за один только твит ».

Я бы с удовольствием описала и творчество Аслы, достаточно, к слову, большой, но до сих пор ничего с него не переведены на украинский, а гуглить о произведениях - это совсем не то же самое, что читать их. Поэтому остается ничего, кроме как ждать, надеяться и болеть за Аслы и других в Турции.

«Оставить это в покое, уединиться, ждать. Как матка наполняется кровью. Ждать, что слово придет и найдет тебя и заговорит в тебе ... Принять это небо, это Землю, это молчание. Принять эту судьбу, которая завершится в другом мире, более настоящему, чем этот, или менее настоящему, которая наполнится смыслом только в том мире, который уже давно превратился в пепел или вообще еще не был создан. Принять надежду, которая длится не дольше, чем предложение, в котором о ней идет речь. Но сначала ждать, что называем жизнью, потому что неизвестно, как иначе это назвать ». ( «Ночью», перевод с чешского перевода немецкого перевода турецкого оригинала, перевод с турецкого: Sabine Adatepe) © newsgg.org
По этой ссылке вы узнаете, какая Зарплата тифлопедагога (подробности).