Сейчас международные преступники свободно чувствуют себя в Украине, - разработчики закона «о справедливости»

Украинские правозащитники разработали законопроект, предусматривающий гармонизацию национального законодательства с международным гуманитарным правом. У них и узнавали, почему это важно.

Что предусматривает законопроект и каковы перспективы принятия соответствующего закона - рассказали Александра Романцова, координатора «евромайдан SOS», и Константин Задоя, эксперт платформы «Правозащитная повестка дня», соавтор законопроекта.

Михаил Кукин: Я набрал в Google «закон о справедливости» и словосочетание «гармонизация украинского законодательства с международным гуманитарным правом». Нашел огромное количество ссылок, начиная с 90-х, но конкретно в вашем законопроекте НЕ нашел практически ничего. Почему?

Александра Романцова: Эту тему мы поднимали уже не раз, поскольку вопрос гармонизация украинского законодательства с международным гуманитарным правом возник, как только у нас возникли международные «терки» - аннексия Крыма вооруженный конфликт на востоке Украины.

Как только Украина стала независимой, тема «международное право и Украина» поднималась.

Михаил Кукин: В основном ведь осталось советское законодательство, оно достаточно далеко от международного гуманитарного права.

Александра Романцова: старательно 70 лет отделялось и прописывалось отдельно, поэтому у нас определенные традиции прав Человек, который соответствуют международному праву прав человека, традиционно сложились немножко по-другому. Но международные стандарты для Украины являются обязательными, как только Украина подписывает и ратифицирует какой-либо договор - мы сразу автоматически соглашаемся с тем, что наше законодательство должно быть гармонизировано с этим международным стандартам.

На данный момент очень важный вопрос гуманитарного права, потому что до этого независимая Украина не имели места приложения гуманитарного права непосредственно на своей территории либо к своим гражданам в широких масштабах.

Уже прошло четыре года конфликта, а у нас все еще большие проблемы с тем, что принять решение в судах, которое может соответствовать стандартам международного права, практически невозможно. Если арестован кто-то из применяющих оружие на востоке Украины, он попадает в национальный украинский суд (а большинство людей, Которые там арестованы, являются гражданами Украины), к нему просто применяется украинский Криминальный кодекс. Пока не доказано, что они участвовали в международном преступлении, просто получают решение от суда в рамках нашего Криминального кодекса.


« Ранее Что ждет здравоохранение в Украине в 2018 году, или как съесть слона?

Далее » Миллион от Мазепы: во что казацкая старшина вкладывала деньги





У нас проблема в том, что судья быть не может принять решение, потому что у него имеется закона, в рамках которого он может его принять. В результате, например, применяется решение - категория терроризма. Категория терроризма в Украине законодательно НЕ развита. Потом человек оспаривает это на международном уровне - скорее всего, выиграет.

Поэтому гармонизация с международным гуманитарным правом, что включено в наш Ассоциативный пакет по договору с ЕС, у нас не происходит.

И разработан большой системный законопроект, який меняет все нужные положения, чтоб наши судьи могли воспринимать решения согласно международным стандартам.

Михаил Кукин: Что именно в этом законопроекте?

Константин Задоя: Основная идея - привести наше уголовное законодательство в соответствие требованиям международного права. Есть несколько направлений, основная идея - так называемые четыре основных преступления по международному праву (агрессия, преступления против человечности, военные преступления и геноцид). Идея - обеспечить максимальную гармонизацию нашего законодательства, которое установит ответственность именно за такие деяния.

С геноцидом есть что менять и соответствующее положение Уголовного закона тоже требует изменений, но сам вопрос о геноциде, наверное, для Украины сейчас менее актуален. Хотя наша нация, к сожалению, сталкивалась с этим явлением.

Александра Романцова: Не забываем то, что происходит с крымскими татарами в Крыму, - определенные элементы геноцида все же есть.

Константин Задоя: Относительно военных преступлений ситуация такова, что есть определенное положение в уголовном законе. Но проблема в том, что оно довольно дефицитное и неконкретное - охватывает далеко не все действия, которые признаются международным правом военным преступлением.

Поэтому это важный аспект - закон обеспечит максимальное соответствие международному праву в вопросе ответственности за военные преступления. В Уголовном кодексе вообще нет ни одного статье под названием «преступления против человечности» или приблизительным содержанием. Те события, которые происходили на Майдане хотя бы 18 -20 февраля 2014 года и в более широком контексте, нельзя оценивать с точки зрения нашего национального права как преступления против человечности за нехватки соответствующей статье.


Михаил Кукин: Украинский закон предусматривает, что международное законодательство все равно имеет верховенство. И сегодня люди, которые совершали такие преступления, могут быть осуждены. Они обратятся в международные структуры и, наверное, международная структура согласится, что по украинскому законодательству какая статья не очень точно использована. Но тогда по международному законодательству человек, которая должна в этих преступлениях против человечности, будет привлечено к ответственности за более серозными статьями?

Александра Романцова: Например, человек, попав в суд в Украине, была признана террористом. Далее она обратилась к ЕСПЧ о том, что процесс была не независимым или недостаточно доказательным, сам судебное разбирательство было несправедливым. ЕСПЧ начинает коммуницировать с Украиной и спрашивать, были предоставлены все возможности для защиты, является достаточно базиса для принятия решения судьи. Украина: «Как вам сказать, то нет, не хватает». Тогда ЕСПЧ, грубо говоря, говорит: «Признаем процесс несправедливым и неподобающим, человеку - компенсировать деньги и изменить ваше законодательство».

В Украине таких решений об изменении законодательства не так много, но решений ЕСПЧ в отношении Украины, которые Украина не выполняет, достаточно много. Это очень осложняет международные отношения Украины с другими странами.

Михаил Кукин: А законопроект ничего не говорит об этом?

Александра Романцова: Нет, это отдельная тема. Это о том, что мы включились в процессы с Международным уголовным судом, где принимается решение относительно категорий международных преступлений. Но вопрос в том, что мы не ратифицировали Римский статут - не признали, что Международный уголовный суд может сам своей юрисдикцией каким-то образом инициировать разбирательства дел по Украине.

Однако Украина обратилась с однократной процедурой. Мы попросили МКС обратить внимание на нашу территорию, посмотреть, есть ли признаки международных преступлений в Майдане, далее в том, что происходит в Крыму, на востоке Украины. Мы с одной стороны попросили рассмотреть и посмотреть по их правилам, с другой - мы эти правила не приняли даже у себя внутри.

Константин Задоя: Я бы хотел ответить на этот вопрос в другом аспекте. По большому счету человека можно преследовать на основании норм международного права, ЕСПЧ отмечал, что это возможно. Единственная проблема, что международное право не имеет четких санкций. Скажем, уставы международных трибуналов создают определенные возможности для назначения наказания. Но это актуально только для соответствующих судов. Если мы говорим о преследовании в национальном контексте, международное право не говорит: геноцид - это преступление, но вы можете его наказывать так и так. В любом случае нужно на национальном уровне принимать какие-то решения, чтобы решить вопрос о наказании.

Если даже на национальном уровне не существовало запрета на момент, когда совершалось соответствующее деяние, а на международном уровне такой запрет был, то говорить что к человеку это применяется в обратном порядке нельзя. Есть общее на всем земном шаре понимание, что есть четыре категории деяний, которые никто не может совершать. Не может быть ссылок на то, что на той территории, где находился человек, это не было преступлением.

За геноцид в соответствии с действующим законодательством может быть амнистия. Законопроект такую ​​возможность исключает
Михаил Кукин: Законопроект предусматривает в основном изменения в Уголовный кодекс?

Константин Задоя: В основном да. Другие изменения сопутствующие. Если появляются новые статьи в Уголовном кодексе, должен быть решен вопрос о подследственности на уровне Уголовного процессуального кодекса. И еще изменения в закон О применении амнистии в Украине. На сегодняшний день в принципе не исключено применение амнистии, скажем, за нарушение законов и обычаев войны - это по сути военные преступления. Законопроект предусматривает, что за такие деяния не может быть амнистии. Так же за геноцид в соответствии с действующим законодательством может быть амнистия. Законопроект такую возможность исключает.

Законопроект затрагивает вопрос признания выполнении приговоров Международного уголовного суда, иностранных судов. Понятно, что на каком-то этапе относительно ситуации с Донбассом, с Крымом Международный суд начнет полноценное расследование, по моей оценке. Очевидно это закончится какими приговорами, и если это будут наши граждане, нам нужно решить вопрос с последствиями этого приговора. Законопроект признает приговоры МКС и любых трибуналов для вопроса судимости.

Александра Романцова: Например, пока международные преступники на территории Украины очень свободно себя чувствуют - уже те, в которых есть решение МКС. Они могут здесь скрываться - у нас нет процедур ареста, выдачи.

Михаил Кукин: Ваш законопроект находит отклик во властных структурах? Кто с ним знаком?

Александра Романцова: У нас есть активное сотрудничество с Министерством юстиции Украины. Законопроекты еще не зарегистрирован. Он прошел согласование по всем министерствам, мы ждем комментарий от друга - МИД.

Михаил Кукин: Когда он дойдет в зал?

Александра Романцова: Мы надеялись, что к концу этого года. Но мое стремление и наша работа будет направлена на то, что первая сессия этого года должна его зарегистрировать. © newsgg.org
По этой ссылке вы узнаете, какая Профессия: андролог (подробности).