Приедет российский ПЕН-клуб на международный конгресс во Львове?

Дипломатический, политический и правозащитный аспект рассматриваем вместе с президентом украинского ПЕН-клуба Николаем Рябчуком.

Мне кажется, даже в авторитарной обстановке российский ПЕН -центр может хотя бы выражать глубокую обеспокоенность и призвать власти к здравомыслящего политики - Николай Рябчук.

Ирина Славинская: Приедет российский ПЕН-центр во Львов осенью 2017 года?

Николай Рябчук: Русский ПЕН-центр как организация не является чем-то запретным. Можно говорить о том, что отдельные лица могут быть персонами нон грата. Я предполагаю, что такие будут.

Судьба приглашению российского ПЕН -центра пока нерешенная, поскольку должны принимать решения с Международным ПЕН -центром. А он, как я понимаю, колеблется о приостановлении членства российского ПЕН в своей организации. Хотя по всем правилам их членство должно быть приостановлено, так как их деятельность, на мой взгляд, не соответствует Хартии Международного ПЕН . Они не занимаются тем, чем должны были бы заниматься - защитой прав преследуемых, заключенных писателей.

Ирина Славинская: Насколько это видит Международный ПЕН-центр?

Николай Рябчук: Международный ПЕН -центр находится в достаточно сложной ситуации. С одной стороны, есть прецеденты приостановлении членства некоторых национальных организаций. С другой стороны, российский ПЕН -центр является достаточно крупной организацией.

Я понимаю колебания на этот счет, потому что он объединяет разных людей. Там есть группа тех, кто долгое время возглавлял российский ПЕН -центр, они ведут отдельный веб-сайт. Я бы хотел, чтобы именно с ними контактировали мы и Международный ПЕН -центр. Пока там не дошло до официального разделения, ситуация очень двусмысленная.

Надо говорить о приостановлении членства российского ПЕН и о контактах со здоровыми силами.
Лариса Денисенко: Хотя кто-то из членов российского ПЕН высказывался в поддержку Олега Сенцова

Николай Рябчук: Официальный российский ПЕН не высказывался в защиту Сенцова. Андрей Курков спрашивал их вице-президента по этому поводу, то прямо сказал, что они не считают писателем, а он действительно террорист - из уст официальных представителей российского ПЕН -центра абсолютно путинская пропаганда льется. Другое дело, что некоторые члены действительно выступают на защиту.

Лариса Денисенко: Кто может начать процедуру приостановления Украинский ПЕН ставить нейтралитет

Николай Рябчук: Нет. Мы можем инициировать такое решение. Оно принимается Международным ПЕН -центром. Но в этой ситуации нужно провести предварительную работу и заручиться поддержкой многих других ПЕН -центров.

Думаю, прежде всего, нужно собрать определенное досье - факты, определенные люди сидят в тюрьме. Даже желательно было бы раздобыть книгу, которая недавно вышла - двухтомный о так называемом возвращения Крыма, выданный российским ПЕН -центром. Это сборник эссе, стихов, изданная ПЕН -центром за президентский грант.

Ирина Славинская В своем Фейсбуке российский публицист Сергей Пархоменко, который был членом российского ПЕН -центра написал, что его исключили из ПЕН -центра единогласно. Он связывает это со своей публикацией на сайте «Эхо Москвы», в которой писал о позоре российского ПЕН -центра из-за отказа сделать публичное заявление в поддержку Олега Сенцова. Что это нам говорит о конфликте, который мы начали обсуждать

Николай Рябчук: Я пока не знаю этой истории. Думаю, это очень роковой шаг для российского ПЕН . Если они будут дальше двигаться в этом направлении, они сами себе копают яму, потому что такая политика не будет Международным ПЕН -центром. На мой взгляд, вопрос времени, когда их членство в Международном ПЕН -центре закончится.

Ирина Славинская: Насколько значимы такие случаи для Международных ПЕН ов

Николай Рябчук: Такие действия разрушают основы Международного ПЕН -клуба, который был создан почти сто лет назад как правозащитная организация прежде всего. Это организация, которая занимается свободой слова, выражения, языковыми и культурными правами. Когда в какой-то стране люди пера, которые выражают взгляды, находятся за это в заключении, это скандальная ситуация. Молчание российского ПЕН в в данной ситуации является вопиющей.

Ирина Славинская: Какие отголоски российской пропаганды звучат в разговорах с представителями национальных ПЕН -ов, о чем они слышали и спрашивают?

Николай Рябчук: Этот сюжет очень популярных в международных медиа не только на уровне организаций ПЕН . Меня часто спрашивают люди, приверженные к Украине: «Мы все понимаем, но зачем вы запретили русский язык?» Очень трудно объяснить им, что ничего такого у нас нет. Право использовать любой язык записано в Конституции. Кроме того, трудно объяснить, что Украина изначально была страной русскоязычного населения в первую очередь, по крайней мере, на уровне элит.

Лариса Денисенко: Это от незнания или результат воздействия пропаганды?

Николай Рябчук: С одной стороны, безусловно очень агрессивная российская пропаганда, умело использует имеющиеся стереотипы. Типичный - представление, если есть государство, очевидно, она должна быть национализируя. Людям проще воспринимать мир в черно-белых красках - это удобнее, чем входить в какие-то нюансы.

Ирина Славинская: Если смотреть на дела, на которых сегодня сфокусировано внимание украинского ПЕН -центра, которые горячие точки можно назвать? Например, права крымскотатарского языка на оккупированном крымском полуострове.

Николай Рябчук: Я считаю, это самая больная проблема, потому что она пока не решения. Я понимаю, что очень драматическая ситуация в оккупированном Донбассе, но те люди имеют шанс переехать в большую Украине. Такой возможности для крымских татар я не вижу. Теоретически она существует, но это значит предать все те поколения предшественников, которые боролись за возвращение в Крым.

Я считаю, наша ответственность колоссальная. Мы фактически предали маленький народ, который не имеет другой родины, который всегда был лоялен к Украине. И вдруг они остались с разбитым корытом. И они несут колоссальные преследований. То, что мы слышим, читаем и видим можно назвать чем-то близким к геноциду. Об этом нужно говорить во весь голос.

Есть проблема миллиона беженцев - внутренне перемещенных лиц. И об этом никто в мире не знает.

Все знают, что в Европе большая проблема беженцев. О том, что у нас такая проблема, почти никто не знает.
Ирина Славинская: Не на оккупированной территории Украины украинский ПЕН -центр фиксирует проблемы со свободой слова и самовыражения?

Николай Рябчук: Это делает Харьковская правозащитная группа и Галя Койнаш, которая там работает и нашим членом. Все материалы, касающиеся свободы слова, мы перепечатываем на нашем сайте. Кроме того, активно мониторит эти дела Независимый медиа-профсоюз. Они имеют гораздо лучшую сеть и доступ к информации. Пока не было столь катастрофических событий, чтобы мы должны были вмешиваться.

Ирина Славинская: Среди членов украинской ПЕН -клуба есть и писатели-перемещенные лица - Елена Стяжкина, Владимир Рафеенко.

Николай Рябчук: Да, они являются нашими членами и, конечно, мы ищем возможности им помочь. Я думаю, что проблема переменных лиц имеет отношение к ПЕН -клуба в том смысле, что люди перья имеют определенный обязанность озвучить тех людей, которые сами не могут это сделать. Есть миллион людей, которых не слышно - они живут среди нас, но мы не видим и не слышим их.

Лариса Денисенко: Если Международный ПЕН не примет решение о временного лишения или приостановления членства российского ПЕН -клуба, есть опасности или проблемы с приездом руководства ПЕН -клуба с РФ или его отдельных членов во Львов, которые можно предвидеть?

Николай Рябчук: Если Международный ПЕН их приглашает, мы не можем запрещать их приезд. Другое дело, наши спецслужбы законное право не пустить тех, кто в каком «черном списке». Я предполагаю, что среди русских литераторов есть и такие, которые делали определенные высказывания по поводу Крыма или другие анти украинские заявления. Пусть содержание этих заявлений и возможность допуска или не допуска рассматривают наши спецслужбы.