«Наша продукция называется правда», - Ефрем Лукацкий

Финалист Пулитцеровской премии рассказывает, зачем фотографировать руки серийного убийцы. Ефрем Лукацкий - заслуженный фотожурналист Украины, возглавляет украинское бюро информационного агентства The Associated Press. Его снимки публикуют ведущие мировые СМИ, среди которых Time, The Herald Tribune, Stern, Newsweek и тому подобное. Он фотографировал в Чечне, Афганистане, Узбекистане, Секторе Газа и в Ираке. В архиве Лукацкого есть эксклюзивные кадры из заседаний парламента и фотографии президентов. Он снимал события во время Революции достоинства и освещал военный конфликт на востоке Украины.

Ефрем Лукацкий считает, что продукт, который производят журналисты - это правда, которая в сегодняшних условиях становится все более дефицитной. Во время 83-го Международного Конгресса ПЕН во Львове он представил выставку военной фотографии «Конфликты: история за кадром». И рассказал, почему молодые фотожурналисты хотят снимать войну, как первая фраза в разговоре может спасти жизнь и чем помочь людям, когда в руках - только фотоаппарат.

Фотографу нужно быть свидетелем события. Свой путь в профессии фотокорреспондента я начинал с съема криминальных эпизодов, когда появилась так называемая организованная преступность и первые попытки борьбы с ней. Мой первый опыт - это снятие ареста группы преступников, которые украли человека и требовали выкуп. Задержание происходило в центре Киева, и мне повезло оказаться в нужном месте и в нужное время.

У меня много фотографий работы Управления по борьбе с организованной преступностью. И за каждым кадром - своя история. Случались и довольно забавные, если можно так сказать, случаи. Директор школы нанял убийцу для учительницы, которая знала о его нетрадиционной сексуальной ориентации. Наемный убийца пришел к ней, все рассказал и потребовал большую сумму денег. Учительница вызвала милицию ...

В моем архиве есть и кадры задержания преступников с криминальной группировки «Джиб», в которую входили известные спортсмены. Одним из их лидеров был ассириець Виктор Авдышев - чемпион СССР и Европы по вольной борьбе, и во время ареста ему было достаточно сложно одеть наручники. Еще один пример - чтобы сфотографировать одного криминального авторитета мне пришлось придумать историю, что я делаю серию кадров с татуировками.

Одна из историй, над которой я работал - это торговля людьми. Чтобы сделать снимок в одном из одесских притонов, руководитель Службы уголовного розыска Украины издал специальный приказ, согласно которому мне помогли попасть в закрытый клуб и выделили охрану. Маскируясь под бизнесмена отдыхающего, я зашел внутрь и занял столик. Рядом сидели бандиты - владельцы притона. Они развлекались с девушками. Мои охранники попросили не фотографировать, но я не мог упустить такой кадр и решил незаметно снять фото на «мыльницу». Дело в том, что к тому моменту я почти не работал с этой камерой, толком не изучил ее настроек. И в бесполезные момент сработала вспышка. Началась паника. Бандиты направились к моему столику. Милиционеры с моей сопровождения поднялись со своих мест. Единственное, что я мог сделать - это подать себя абсолютно опьяневшую человека, который не понимает, что делает. Помогло: надо мной начали насмехаться, атмосфера разрядилась. А я лежал «лицом в салате» и думал - резкая вышла фотография или нет.

Стоит интересоваться историями людей, которых снимаешь. Меня как человека, увлекается восточной философией, всегда интриговало понятие кармы, почему судьба именно так распоряжается людьми. К этому вопросу меня подтолкнул случай на Майдане Независимости в Киеве, когда упал бетонный козырек Главной почты и раздавил 11 человек. Я узнавал, кем были пострадавшие. Среди них оказалась пара молодоженов, которые приехали в Киев на медовый месяц.

Молодые фотожурналисты стремятся документировать военные конфликты. Фотокорреспонденту легче сделать себе имя на войне, поэтому все молодые журналисты хотят попасть на передовую Я не исключение. Первое такое снятие было в Приднестровье, затем - Чечня, Афганистан, Сектор Газа, Ирак и восток Украины.

Декабрь, 1994 год - меня отправили в Чечню фотографировать беженцев. Грозный был окружен со всех сторон, попасть туда было невозможно. В своем отеле я увидел бородатого мужчину, который разговаривал с администратор. Он как раз приехал из Грозного, купил продуктов и собирался возвращаться обратно. Вскоре, минуя мины, мы уже вместе ехали в Грозный полевой дорогой. Я вышел возле администрации президента, направился к охранникам и сказал, что я журналист из Украины - хочу поговорить с Дудаевым. Меня пропустили. Поднялся на второй этаж, где повторил ту же мантру, что я украинский журналист и хочу поговорить с президентом. Документов не проверяли, но начали расспрашивать о Киеве: где находится Почаевская лавра, как туда лучше добраться. Оказалось, что один из охранников Дудаева был в Киеве, занимался там борьбой и таким образом хотел проверить правдивость моих слов. Кроме названий улиц, я лично знал тренера, у которого занимался чеченский боевик, поэтому меня без колебаний впустили к президенту. Так мне удалось получить кадры с Джохаром Дудаевым.

Впоследствии я еще несколько раз был в Грозном. К нам в пресс-центр пришел чеченец, который хотел вернуться в город за своими вещами и искал компании. Я поехал с ним и попал там под обстрел. Журналисты, как правило, имели возможность фотографировать только последствия и следы бомбардировок. Я увидел страшные вещи: как люди прятались от снарядов падали, их буквально разрывало на части. Мужчину, с которым я договорился ехать назад, судьба нашла под тем бомбардировкам.

Вторую войну в Чечне я также снимал. Главной проблемой было бессилие, невозможность как-то помочь людям, которых фотографировал. В центре Грозного, в подвалах высотных домов остались женщины, дети и пожилые люди. Когда кто-то умирал, их хоронили тут же, у дома. Я зашел в один такой подвала и единственное, что мог сделать, отдал свой пакет с лекарствами и сфотографировал.


« Ранее Богдан Кутепов: «Журналистика - это ремесло, которому можно научить даже обезьяну...

Далее » Влияние гормонов на молочные железы





Фоторепортер должен осознавать последствия сделанных им кадров. Афганистан - удивительная страна. Там я сделал историю, которой горжусь и считаю одним из лучших в моей профессиональной карьере. Пресс-центра в Мазари-Шарифе пришел вождь хазарского племени, которое живет в горах Гиндукуш и куда не доходит гуманитарная помощь. Люди там ели траву, перемешанную с глиной, и постепенно умирали от голода. Мы несколько дней добирались до поселения, где, казалось, не ступала нога человека еще со времен Александра Македонского. Я сделал материал, который на следующий день вышел на первых страницах всех ведущих изданий. Состоялась пресс-конференция премьер-министра Великобритании Тони Блэра, после которой организовали операцию по доставке гуманитарной помощи этим людям. Я был счастлив, что смог помочь.

Кроме военных конфликтов, я много фотографировал митинги, массовые беспорядки. Когда снимаешь такие события, затем обязательно обращаются представители власти с просьбой предоставить им материалы. Фотокорреспондент должен осознавать, что он делает, кого и как фотографирует, ведь людей, которые попадают в объектив камеры, могут привлечь к ответственности, а доказательствами служить фотографии.

Я был свидетелем конфликта в Узбекистане, в городе Андижан. Местные власти арестовали бизнесменов и закрыла их заводы. Люди оказались без работы и вышли на митинги протеста. Я тогда был в Ташкенте и сразу же поехал в Андижан - мне повезло туда попасть, ведь потом город закрыли и никого не впускали. Все телеканалы транслировали слайд-шоу с моими фотографиями, поскольку других материалов оттуда просто не было.

Фотографу стоит обращать внимание на детали. Я люблю снимать портреты. Для меня главное в кадре - это глаза и руки. Я не могу заставить человека смотреть прямо в камеру и демонстрировать свои руки. Мне пришлось провести много времени в разговоре с серийным убийцей, чтобы сделать кадр, на котором он показывает руки и говорит, что убил ними 52 человека.
39-летний Анатолий Оноприенко маньяк
39-летний Анатолий Оноприенко говорит: "Я убил 52 человек этими руками". Фото сделано в его тюремной камере в Житомире в Вторник, 30 марта 1999. Среди его жертв есть 10 детей в возрасте от 3 месяцев до 11 лет. Суд вынес приговор в вечер среды следующий день. AP Photo / Ефрем Лукацкий

Есть у портрет одного из самых богатых художников современности Дэмиена Херста, где мы четко видим его руки с пятнами от краски.
Британский художник Дэмиен Херст
Британский художник Дэмиен Херст готовится к его выставки "Реквием" в Пинчук Арт Центре в Киеве в пятницу, 17 апреля 2009 года. Это крупнейшая выставка в карьере художника, которая состоялась в частном музее стального миллиардера Виктора Пинчука. Проект "Реквием" представил более 100 работ Херста с 1990 до 2008 года. Художник назвал Пинчука большим коллекционером его произведений, которые он покупает, чтобы поделиться искусством с киевлянами. AP Photo / Ефрем Лукацкий

Репортерское везение нужно «подкармливать». Как возникает удача? Вот например, спортивный фотограф должен разбираться в том виде спорта, который снимает. Тогда он сможет предсказать, куда полетит мяч и как он будет принимать игрок и сделать фото в выгодном ракурсе. Нужно быть в курсе событий, которые снимаете и предусматривать их возможный ход. Как фотограф я довольно суеверный и считаю, что у каждого есть свой ангел-хранитель, который дает знаки. Главное - уметь их распознать.

Мне повезло снять арест Саддама Хусейна. Однако до этого я провел много времени в Ираке с американскими военными, ездил с ними на военные операции, патрулирование и аресты. Я фотографировал операцию по задержанию одного из генералов Хусейна. Солдат, стоявший у генерала, потом вспоминал, что ему очень хотелось застрелить террориста, но вдруг из темноты вышел фотограф и начал снимать. Этим фотографом был я. Затем с генералом работали спецслужбы, и он указал сектор, в котором предположительно находился Хусейн. Благодаря этому спланировали операцию и арестовали иракского диктатора.
солдат сша в иране
Солдат 4-й пехотной дивизии (Task Force Ironhorse) армии Соединенных Штатов говорит с иракским мальчиком во время патрулирования в Тикрите, родном городе Саддама Хусейна, на севере от Багдада в воскресенье, 7 декабря 2003 года. AP Photo / Ефрем Лукацкий

Правильно начать разговор. Для журналиста важно умение сказать первую фразу. Иногда от нее зависит его жизнь. Если нет уверенности, кто именно перед тобой - первое, что стоит сказать: «Я журналист». © newsgg.org
По этой ссылке вы узнаете, какая Зарплата риелтора (подробности).